Лев Николаевич Толстой – как детский писатель. Лев николаевич толстой как педагог


Лев Николаевич Толстой – как детский писатель

 департамент образования города москвы гоу педагогический колледж № 12
Реферат по детской литературе
Лев Николаевич Толстой – как детский  писатель.
 
 
 
   
Работу  выполнила студентка группы 32 Д/В  Гужова Анна.
   01.03.2010

 

     ПЛАН  

  1. Введение.
  2. Лев Николаевич Толстой – великий педагог, истинный знаток детской души.
  3. Детство. Отрочество. Юность.
  4. Детские рассказы. Азбука.
  5. «Азбука» Л.Н.Толстого глазами художника.
  6. Педагогическое творчество Л. Н. Толстого.
  7. Заключение.
  8. Литература.

 

     Введение.

     Толстой Лев Николаевич (1828, имение Ясная  Поляна Тульской губернии - 1910, станция Астапово Рязано-Уральской железной дороги) - писатель. Родился в аристократической графской семье. Рано остался без родителей и жил у родственников. В 1844 поступил на вост. факультет Казанского университета, но фактически не занимался и, не имея возможности сдать экзамены, перевелся на юридический факультет, где продолжал вести светский образ жизни. В 1847 он оставил университет и, возвратившись в Ясную Поляну, занимался самообразованием; в 1848 уехал в Москву, где, по его собственным словам, жил «очень безалаберно». Но все это время в нем проходила напряженная духовная работа: Толстой пытался понять мир и свое место в нем. В 1851 поступил на военную службу на Кавказе и начал серьезно заниматься литературой: были написаны «Детство», «Отрочество», рассказы. В 1854 Толстой участвовал в обороне Севастополя. В 1856 в чине поручика оставил военную службу, путешествовал по Западной Европе. Вернувшись в Россию, стал мировым посредником, приняв участие в проведении крестьянской реформы, но вызвал неприязнь помещиков защитой крестьянских интересов и был освобожден от должности.

     В 60-х гг. открыл у себя в уезде ряд школ, главным центром которых стала первая в России экспериментальная яснополянская школа, ставшая для Толстого «поэтическим, прелестным делом, от которого нельзя оторваться». Он учил детей без принуждения, видя в них таких же свободных людей, как он сам; создал оригинальную методику, не потерявшую своего значения. В 1862 Толстой женился на С.А. Берс и поселился в Ясной Поляне, где написал романы «Война и мир», «Анна Каренина» и др. В 1884 переехал в Москву, где участвовал в переписи населения. Социально-религиозные и философские искания привели Толстого к созданию собственной религиозно-философской системы (толстовства), изложенной им в статьях «Критика догматического богословия», «В чем моя вера» и др. Толстой проповедовал в жизни и художественных произведениях («Воскресение», «Смерть Ивана Ильича», «Крейцерова соната» и др.) необходимость нравственного усовершенствования, всеобщую любовь, непротивление злу насилием, за что подвергался нападкам как со стороны революционно-демократических деятелей, так и со стороны церкви, от которой Толстой был отлучен решением Синода в 1901. Никогда не оставаясь равнодушным к страданиям людей, он боролся с голодом в 1891, выступил со статьей «Не могу молчать», протестуя против смертных казней в 1908, и др. Мучаясь своей принадлежностью к высшему обществу, возможностью жить лучше, чем рядом находившиеся крестьяне, Толстой в октябре 1910, выполняя свое решение прожить последние годы соответственно своим взглядам, тайно покинул Ясную Поляну, отрекшись от «круга богатых и ученых». Заболев в пути, умер. Был похоронен в Ясной Поляне. А.М. Горький сказал о нем: «Этот человек сделал поистине огромное дело: дал итог пережитого за целый век и дал его с изумительной правдивостью, силой и красотой».

       Лев Николаевич Толстой – великий педагог, истинный знаток детской души.

     Лев Николаевич Толстой (1826 - 1910) – великий  русский писатель, педагог, мыслитель, всю жизнь посвятивший детям, образованию, педагогике.

     В своих многочисленных статьях Л. Н. Толстой со всей свойственной ему  страстностью призывал людей избавиться от гнета, обрести свободу мысли, воспитывать детей так, чтобы  не нарушать их внутренний мир, развивать  в них творческое начало. Также  он пытался создать свою методику обучения и воспитания. Жизнь Л. Н. Толстого протекала в очень сложное  и противоречивое время. Остро стоял  вопрос о крепостных крестьянах. Крестьяне  возмущались и негодовали, власть естественно была этим жутко недовольна, однако пойти на уступки. Реформа, проведенная  в 1861 году, немногим помогла крестьянину: она оставила его нищим, забитым, подчиненным помещику везде и  всюду. Долгое время свобода крестьян оставалась лишь юридической, мнимой. Все эти и многие другие противоречия ярко отразились в философских и  педагогических взглядах Л. Н. Толстого.

     В мировоззрении Толстого иногда сбивает  с толку горячий протест против общественной лжи и фальши, который  тут же сочетается с проповедью самоусовершенствования и непротивления злу насилием; трезвый реализм, непримиримость с  официальной религии и рядом  стоит отказ от реальной политической  борьбы; много слов о свободе ребенке  от навязывании ему всяческих  уроков и лекций, и тут же Толстой  ставит христианскую религию на первое место в образовании, что в  корне противоречит принципам свободного воспитания.

     Однако, взгляды Л. Н. Толстова, несмотря на свою некоторую противоречивость, с  успехом воплощались в жизнь. В 1859 году у себя на родине, в Ясной  Поляне Толстой открыл школу, необычную  для того времени. В ней воплотились  все идеи и желания писателя. Там  обучались крестьянские дети, не было наказаний, взысканий, интересный и  новаторский подход к обучению ребят.  Толстой руководил и с перерывами сам работал в этой школе учителем математики и истории. Многие из учеников помнят, как он умел с помощью  прекрасных, интересных и захватывающих  рассказов поведать о таких сложных  темах, как война, закономерности. Это  ничуть неудивительно: Л. Н. Толстой  был истинным знатоком детской души, тонким психологом и королем слова. Об этом свидетельствуют не только его блестящие литературные шедевры, но и “Азбука” и книги для  чтения, созданные в 1872 – 75 годах. Эти  книги написаны красивым классическим доступным языком. В них много  историй про русскую историю, жизнь, быт. Также имеются небольшие  поучительные и религиозные рассказы.

     Толстой, будучи увлекающейся натурой, иногда отходил  от педагогики, чтобы заняться иным поглотившим его занятием, но он никогда не отдалялся от детей, их интересов и забот. Даже не работая  в школе, он встречался с ребятишками, душевно разговаривая с ними. Бывали случаи, когда Лев Николаевич сам  приходил домой к ребенку, чтобы  проведать, поговорить с ним. Лев  Николаевич искренно, преданно, самоотверженно любил и страдал за каждого  ребенка.

     Детство. Отрочество. Юность.

     Весной 1851г., находясь в Москве, Толстой  начал работу над повестью “Детство”. Из планов видно, что “Детство должно было стать первой частью этого романа. За “Детством” должны были последовать  ещё три части: “Отрочество”, “Юность” и “Молодость”.В планах Толстой  изложил “основные мысли сочинения”. Он поставил целью “резко обозначить характеристические черты каждой эпохи  жизни” и определил их следующим  образом: в детстве преобладают  “теплота и верность чувства”; в  отроческие годы главенствуют в характере  отрицательные черты — скептицизм, неопытность и гордость; в юности заметную роль играет “красота чувств”  и вместе с тем развиваются  тщеславие и неуверенность в  самом себе; в молодости происходит дальнейшее движение чувств: “место гордости и тщеславия занимает самолюбие”.Юноша  узнает цену себе и задумывается над  своим назначением.

     Значение  трилогии “Детство”, “Отрочество” и  “Юность” в истории творчества Толстого в том, что в ней впервые  появился типичный толстовский герой  — искатель истины, правдолюбец, наделенный даром наблюдательности, обладающий не только “умом ума”, но и “умом  сердца”, высоконравственный и совестливый, нередко ошибающийся, но стремящийся  быть лучше, выше, чище, справедливее. Все  эти черты героя трилогии Николеньки Иртеньева постепенно формируются, растут, и укрепляются в его  натуре, определяя развитие его характера.

     Поэтизируя  детские годы Николеньки Иртеньева, Толстой не скрыл их теневых сторон. Герой повести догадывается о  неблагополучии во взаимоотношениях родителей, он начинает понимать, что за мягкими  манерами отца, за его внешней добротой скрывается себялюбие, черствость и  холодность, моральная нечистоплотность. Он рано догадывается о том, что не все хорошо в материальном положении  семьи. Николенька узнает о том, как  по барской прихоти была искалечена жизнь Натальи Савишны. Он видит  конец жизни его первого педагога Карла Ивановича. Ему становится не по себе после того, как он, его брат Володя и мальчики Ивины подвергли насмешкам и издевательствам беззащитного Иленьку Грапа.

     Разумеется, далеко не все неприглядные стороны  жизни и быта его среды открываются  Николеньке и не до конца они понятны  ему. Но, сталкиваясь с ними, Николенька начинает понимать, что жизнь не так безоблачна и радостна, какой  она ему казалась в те дни, когда  его оберегала и осеняла любовь матери.

     Грустное  и тревожное чувство охватывает героя повести, когда он видит, что  детство его кончилось и ему  предстоит вступить в новый период жизни.

       Отрочество.

     Вторая  часть трилогии потребовала от автора не меньшего напряжения усилий, чем  первая. Эта повесть, как и “Детство”, написана небольшими главами, связанными между собой не столько внешним (фабульным), сколько внутренним единством, которое достигается цельностью духовного облика главного героя  и определенностью авторского взгляда  на изображаемых людей и события.

     С первой же главы повести “Отрочество” Толстой показывает, как герой  его трилогии Николенька Иртеньев выходит  из узких рамок семьи, где протекало  его детство, в большой и многообразный  мир, с людьми, в нем живущими, которым нет никакого дела до его  личности.

     Все последующие главы дают наглядное  представление о том, как расширялся круг понятий героя повести, как  учился в людях, его окружавших, и  с какой горечью относился  ко всяким проявлениям жестокости, несправедливости, грубости, неискренности.

     К своему глубокому огорчению, все  эти качества Николенька в избытке  обнаруживает у людей, к которым  он должен относиться с особенным  уважением. – у бабушки, у отца, у гувернера-француза и других.

     Писатель  рассказывает о новых злоключениях героя трилогии, о жестоком наказании, которому он был подвергнут, и об охватившем его чувстве ненависти к воспитателю Сен-Жерому.Николенька Иртеньев почувствовал себя таким же одиноким и несчастным, каким был его учитель Карл Иванович, получивший отставку по старости. Николенька ищет и находит сочувствие не среди своих родственников, а у простых людей - в девичьей, в лакейской, на кухне.

     Герой повести считал период отрочества самым  тяжелым периодом своей жизни. Он называл его пустыней отрочества и признавался, что очень хотел  как можно быстрее пробежать  эту пустыню, чтобы скорее достичь  юности, которая представлялась ему  “исполненной прелести и поэзии”.

     Отрочество  для Николеньки Иртеньева - пора тяжелых  испытаний. Потребность любви и  счастья, которую он пронес через  годы детства, теперь сталкивается с  множеством препятствий. Николенька все  более убеждается в том, что люди разъединены.“Вы богаты, а мы бедные”, - слышит он от хорошенькой, грациозной Катеньки - дочери гувернантки Мими. Эти слова повергли героя в  страшное смущение: “Мне казалось, что  Мими и Катенька, ежели всегда жили, то всегда будут жить с нами и  делить все поровну. Иначе и быть не могло...” Однако какой-то практический инстинкт, в противность этим логическим размышлениям, уже говорил мне, что она права. В Николеньке, почувствовавшем себя одиноким в своей семье происходит мучительная переоценка привычных представлений. Он доходит до такого скептицизма, что начинает сомневаться в реальности окружающего мира. “Я воображал, что кроме меня никого и ничего не существует во всем мире, что предметы не предметы, а образы, являющиеся только тогда, когда я на них обращаю внимание, и что как скоро я перестаю думать о них, образы эти тотчас же исчезают... Были минуты, что я, под влиянием этой постоянной идеи, доходил до такой степени сумасбродства, что иногда быстро оглядывался в противоположную сторону, надеясь, врасплох, застать пустоту (u‚ ant) там, где меня не было”.

     Николенька  прослыл философом за свою страсть  к отвлеченным рассуждениям. Эта  страсть часто заводила его в  “безысходный круг анализа своих мыслей”. Он признается: “Я не думал уже о вопросе, занимавшем меня, а думал о том, о чем я думал. Спрашивал себя: о чем я думаю? Я отвечал: я думаю, о чем я думаю. А теперь о чем я думаю? Я думаю, о чем я думаю, и так далее. Ум за разум заходил...”

     В тоже время, ощущая в себе незаурядные  духовные силы, герой “Отрочества” “часто воображал себя великим человеком”, и с гордостью смотрел на всех смертных. На деле же он робел перед  каждым смертным. Но Николенька смог преодолеть все преграды, которые поставила  перед ним “пустыня отрочества”.

     Юность

     Пройдя  через “пустыню отрочества,” герой  трилогии в юности испытывает сильную  тягу к нравственному обновлению. Он избавляется от скептицизма, проникается  верой и возможностью добра и  счастья.

     В пору юности Николай Иртеньев осознавал, что ему предстоит выбрать  свое место в жизни, развить и  проявить свои способности. “ Надо скорей, скорей, сию же минуту сделаться  другим человеком и начать жить иначе.”Но  снова ему приходиться убеждаться в глубоком противоречии между его  мечтами и действительностью. Вот он мечтает о скромной жизни, хочет быть старательным студентом университета. Затем богатая фантазия рисует ему такие картины: он стал лучшим студентом, затем становится “первым кандидатом с двумя золотыми медалями”, а там - магистром, первым ученым России, Европы. Но тут он спрашивает себя: “Ну, а потом?” Спрашивает и видит, что руководили им в его мечтаниях чувства тщеславия и самолюбования. И ему становится стыдно.

stud24.ru

Толстой Лев Николаевич - Лучшие педагоги России

Образование народа он считал важнейшим делом своей жизни: «А дело не то, что первой важности, а самое важное в мире, потому что все, что мы желаем осуществить, может осуществиться только в следующих поколениях». Мировоззрение Льва Николаевича было противоречивым. В различные периоды его жизни оно во многом определяло его педагогические взгляды и деятельность. Условно можно выделить три периода.

1 период. Основная деятельность. 1859-1862

Благотворительная деятельность по открытию школ для крестьянских детей. Создание школы свободного воспитания. Резкая критика и отрицание существующей школы. Пропаганда идей свободного воспитания и их реализация в Яснополянской школе. Издание журнала «Ясная поляна».

В Яснополянской школе Толстым была предпринята попытка реализовать на практике идеи свободного воспитания. Как теория была претворена в жизнь, свидетельствуют отрывки из журнала «Ясная поляна» (март-апрель 1862 г. ): «Школа помещается в двухэтажном каменном доме. Две комнаты заняты школой, одна — кабинетом. . . (физическим). Предметов - 12, классов - 3, учеников - всех 49, учителей - 4, уроков в продолжение дня от 5 до 7. . . Предметы по расписанию распределяются следующим образом: 1) чтение механическое и постепенное; 2) писание; 3) каллиграфия; 4) грамматика; 5)священная история; 6) русская история; 7) рисование; 8) черчение; 9) пение; 10) математика; 11) беседы из естественных наук; 12) закон божий». «Уроков на дом не задают. . . . Никакого урока, ничего сделанного вчера, он (ученик) не обязан помнить нынче. Его не мучит мысль о предстоящем уроке». «Садятся они, где кому вздумается: на лавках, столах, подоконнике, полу и кресле. По моему мнению, внешний беспорядок этот полезен и незаменим, как он ни кажется странным и неудобным для учителя. . . Школьники - люди, хотя и маленькие, но люди, имеющие такие же потребности, какие и мы. . . Им весьма легко будет дойти до заключения, что надо подчиниться известным условиям для того, чтобы учиться». «Учителя составляют планы преподавания на будущую неделю. Планы эти каждую неделю не исполняются, а изменяются сообразно требованию учеников».

2 период. Методический. 70-е годы

Написание «Азбуки», «Новой азбуки», «Книги для чтения», составление курса арифметики. В 1874 г. статья «О народном образовании» (рассмотрение вопроса о школе с позиции патриархального крестьянства: примитивные сельские школы). Буквослага-тельный метод обучения грамоте. Особенности учебных книг Л. Н. Толстого: высокая художественность, лаконичность, простота, доступность детскому пониманию, занимательность, превосходный русский язык. Преобладает форма художественных рассказов из русской жизни, особенно деревни. Много материала на нравственные темы. Ценный вклад в детскую литературу. «Новая азбука» и «Книги для чтения» выдержали свыше 30 изданий.

3 период. Религиозно-нравственный. 70-90-е годы

В основе воспитания и образования - «толстовская» религия: признание, что человек носит бога в самом себе, всеобщая любовь к людям, всепрощение: «Религия есть единственное законное и разумное основание воспитания»

Ведущие педагогические идеи Л. Н. Толстого (разных периодов)

«Глубокая любовь и уважение к ребенку, гуманистический подход к его воспитанию».

«Родившись, человек представляет собой первообраз гармонии, правды, красоты и добра».

Показал несостоятельность абстрактной педагогики, оторванной от практики: «Школа хороша только тогда, когда она осознала те основные законы, которыми живет народ».

Школа должна давать детям широкий круг знаний, всесторонне развивать их творческие силы.

Учение должно основываться на интересе: «Всякое учение должно быть ответом на вопрос, возбужденный жизнью».

Детей надо учить так, чтобы они самостоятельно формулировали выводы, вытекающие из наблюдений, опытов. Изучать предметы и явления надо преимущественно в естественной обстановке.

Толстой призывает к творческому поиску, эксперименту. Школа может стать орудием образования только тогда, «когда каждая школа будет, так сказать, педагогической лабораторией.

www.best-pedagog.ru

Л.Н. Толстой об учителе

Толстой проявил себя не только как педагог-теоретик, но и как педагог-практик, как учитель, талантливый воспитатель. С артистическим мастерством, эмоционально, вдохновенно проводил уроки Толстой, увлекая детей, открывая в каждом дарование.

Толстой отводил определяющую роль в формировании духовного мира детей человеческим и профессиональным педагогическим качествам учителя. Его работа «Общие замечания для учителя» представляет собой педагогические рекомендации, многие из которых не потеряли значения для учителей современной школы. К основным качествам учителя Толстой относил: любовь к детям, к педагогическому труду; педагогическое искусство и талант учителя.

«ЕСЛИ учитель имеет только любовь к делу — он будет хороший учитель.

ЕСЛИ учитель имеет только любовь к ученику как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочел все книги, но не имеет любви к делу, ни к ученикам.

ЕСЛИ учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он -совершенный учитель».

Толстой требовал от учителя непрестанной работы над собой, совершенствования своего мастерства. Учитель — это творец исследователь. «Всякий учитель — говорил Толстой, -должен знать, что каждая изобретенная метода есть только ступень, на которую он должен становиться для того, чтобы идти дальше» (8, 15).

Развитие педагогических идей Л. Н. Толстого в современном ми-ре ни в коем случае не сопряжено с их модернизацией или тем, что связано с историческими условиями того времени. Мы осмысливаем и берем то, что созвучно сегодняшнему дню школы и педагогики.

В 1928 году младшая дочь Толстого Александра Львовна построила школу его имени и была первым ее директором, заложив в ее основание гуманистический принцип.

Сегодня это школа-гимназия имени Л.Н.Толстого, которая не воссоздает Яснополянскую школу прошлого века. По словам руководителя экспериментальной работы В.Б.Ремизова, «Школа Л.Толстого как учебное заведение нового типа» — это метаморфоза того лучшего, что есть в отечественной и зарубежной педагогике, и Толстой здесь — символ духовных исканий и здоровья, в ней великая мудрость веков и народов.

В основу концепции этой школы положена идея развития физически здоровой личности ребенка, в центре ее — сама личность, ее внутренние ресурсы, ее способности к самовосстановлению.

Средством развития духовности ребенка является новый предмет-»Чаша жизни». В процессе живого общения с детьми затрагиваются разные стороны жизни: дорогая Родина, планета людей, культура эпох, отчий дом, внутренний мир человека, периода человеческой жизни от детства до мудрой старости и бессмертия. Этот предмет не для оценок, он призван сформировать внутреннюю свободу, культуру чувств, понимания и общения.

Первоклассники не только этой школы, но и других, экспериментальных школ-гимназий учатся по уникальному учебнику — «Азбуке» Толстого, переизданной в современной русской орфографии, сохраняя верность толстовским текстам.

В Яснополянской школе-гимназии отказались от традиционных уроков труда и природоведения, заменив их интегрированной экологической дисциплиной. Учителя работают над содержанием и методикой преподавания новых предметов, проникаясь педагогикой личностно-ориентированного обучения.

Члены литературного кружка Яснополянской школы обратились к Александре Львовне Толстой, которая по воле судеб жила в США с 1929 г., с просьбой ответить на их вопросы и получили в ответ ряд писем. Вот выдержка из письма, датированного 15 января 1976 года

«…Как бы далеко от меня ни была школа Ясной поляны, она всегда близка по мыслям и по чувству, близки и дороги ученики ее, и я всегда, до самой смерти, буду вас носить в моем сердце. Как я счастлива, что работа, начатая мною, продолжается… Желаю главного-сохранить все душевные качества, о которых в своих книгах проповедовал отец: любовь к людям, вера во все светлое и радостное, любовь ко всему живому и природе» (Учит, газета №29 за 1990 год).

Похожие записи:

neudoff.net

Биография педагога. Лев Николаевич Толстой — реферат

Федеральное агентство по образованию

Федеральное государственное  бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального  образования

Новгородский Государственный Университет им. Ярослава Мудорого

Кафедра билингвального обучения

 

 

 

 

 

 

 

РЕФЕРАТ

на тему:

 

 

 

Биография педагога. Лев Николаевич Толстой.

 

 

 

 

 

 

 

 

Выполнил:

Маркова Ольга Николаевна

 

Проверил:

Ваторопина Светлана Витальевна

 

 

 

 

 

 

 

 

Великий Новгород

2012г.

 

Содержание

Содержание

Введение

  1. Биография
    1. Детство
    2. Образование
    3. Начало литературной деятельности
    4. Педагогическая деятельность
    5. Последнее путешествие, смерть, похороны
  2. Дидактические взгляды Л.Н.Толстого
    1. Основополагающие педагогические принципы, обоснованные и реализованные великим педагогом
      1. Принцип сознательности и активности обучения
      2. Принцип связи обучения с жизнью
      3. Принцип доступности обучения
      4. Принцип прочности усвоения знаний
      5. Принцип природосообразности
    2. Методы и приемы обучения, способствующие активизации учебного процесса
      1. Наглядность в обучении
      2. “Рассказ-рассказывание"
      3. Методика эмоциональных воздействий
      4. “Ситуация затруднения”
      5. Индивидуальный подход к учащимся
      6. Работа с сочинениями учащихся
    3. Взаимосвязь идеи свободы выбора, проблемы интереса и внимания в педагогической теории и практике Л.Н.Толстого
      1. Место “критериума свободы” в педагогической концепции Л. Н. Толстого

Заключение

Список литературы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

       В наше время, время преобразований в социальной и духовной жизни общества, педагогические поиски Л. Н. Толстого привлекают актуальностью проблем обучения, воспитания подрастающего поколения, демократизации системы народного образования. В раздумьях о новой школе и новой педагогической науке Л. Н. Толстого мы находим идеи и разработки, которые, словно отражают проблемы сегодняшних дней и предлагают нам свежий, оригинальный взгляд на вопросы современной педагогики. Желание научить детей творчески мыслить, формировать их духовные потребности и нравственные качества, спасти будущих “Пушкиных, Остроградских, Филаретов, Ломоносовых” - все это заставляло Льва Николаевича задуматься о пути реформирования образовательной системы и искать новые подходы, методы.

       К сожалению, в изучении педагогических исканий нашего земляка долгое время существовали некоторые методологические просчеты, как следствие прямолинейного толкования и упрощенного понимания, поверхностное отношение к философской специфике взглядов, замалчивание непонятных положений и т.д. Например, идеи Л. Н. Толстого о религиозно-нравственном воспитании долгое время замалчивались, как будто их просто не было.

      Задачи данной работы - отойти от традиционного рассмотрения педагогических взглядов Л. Н. Толстого, раскрыть те стороны его педагогической деятельности и системы дидактических взглядов, которые особенно актуальны на данном этапе развития российской педагогики; рассмотреть его гениальный “критериум опыт и свобода” и проанализировать реализацию педагогического кредо великого педагога в наше время в образовательных учреждениях Тульской области. Хотелось бы еще раз подчеркнуть и доказать, что сегодня, в период осознания ряда негативных явлений в современном состоянии общественных наук, в частности, педагогики, не потеряли актуальности “уроки Л.Н.Толстого” - искателя истинных путей демократизации и гуманизации педагогики и народного образования. Ведь все гениальное - вечно.

 

  1. Биография

Лев Николаевич Толстой —  один из наиболее широко известных  русских писателей и мыслителей, почитаемый многими как один из величайших писателей мира. Участник обороны  Севастополя. Просветитель, публицист, религиозный мыслитель, чьё авторитетное мнение послужило причиной возникновения  нового религиозно-нравственного течения  — толстовства. Член-корреспондент  Императорской Академии наук (1873), почётный академик по разряду изящной словесности (1900).

    1. Детство

Родился 28 августа 1828 года в  Крапивенском уезде Тульской губернии, в наследственном имении матери — Ясной Поляне. Был четвёртым ребёнком. Его мать умерла с рождением последней дочери, когда ему не было ещё 2-х лет.

Воспитанием осиротевших  детей занялась дальняя родственница Т. А. Ергольская. В 1837 году семья переехала  в Москву, поселившись на Плющихе, но вскоре внезапно умер отец, оставив дела в незаконченном состоянии, и трое младших детей снова поселились в Ясной Поляне под наблюдением Ергольской и тётки по отцу, графини А. М. Остен-Сакен, назначенной опекуншей детей. Здесь Лев Николаевич оставался до 1840 года, когда умерла графиня Остен-Сакен, и дети переселились в Казань, к новому опекуну — сестре отца П. И. Юшковой.

    1. Образование

Его образование шло сначала  под руководством гувернёра-француза Сен-Тома, заменившего собою добродушного немца Ресельмана, которого он изобразил в «Детстве» под именем Карла Ивановича.

В 1843 году П. И. Юшкова, взяв на себя роль опекунши своих несовершеннолетних и племянницы, привезла их в Казань. Вслед за братьями Николаем, Дмитрием и Сергеем Лев решил поступить  в Императорский Казанский университет. 3 октября 1844 года Лев Толстой был зачислен студентом разряда восточной словесности в качестве своекоштного. На вступительных экзаменах он, в частности, показал отличные результаты по обязательному для поступления «турецко-татарскому языку».

Из-за конфликта его домашних с преподавателем российской и всеобщей истории и истории философии, профессором Н. А. Ивановым, по результатам  года имел неуспеваемость по соответствующим предметам и должен был заново пройти программу первого курса. Во избежание полного повторения курса он перешёл на юридический факультет, где его проблемы с оценками по российской истории и немецкому продолжались. На юридическом факультете Лев Толстой пробыл менее двух лет.

Находясь в казанском госпитале, начал вести дневник, где, подражая Франклину, ставил себе цели и правила по самосовершенствованию и отмечал успехи и неудачи в выполнении этих заданий, анализировал свои недостатки и ход мыслей, мотивы своих поступков.

    1. Начало литературной деятельности

Бросив университет, Толстой  с весны 1847 года поселился в Ясной Поляне.

В своём дневнике Толстой  ставит себе огромное количество целей  и правил; удавалось следовать  лишь небольшому числу их. В 1849 впервые открывает школу для крестьянских детей. Основным преподавателем был Фока Демидыч, крепостной, но и сам Лев Николаевич часто проводил занятия.

Уехав в Петербург в  феврале 1849 года, проводит время в  кутежах с К. А. Иславиным — дядей своей будущей жены; весной он начал держать экзамен на кандидата прав; два экзамена, из уголовного права и уголовного судопроизводства, сдал благополучно, однако третий экзамен он сдавать не стал и уехал в деревню.

Зимой 1850-1851 гг. начал писать «Детство». В марте 1851 года написал  «Историю вчерашнего дня».

После оставления университета прошло 4 года, когда в Ясную Поляну приехал служивший на Кавказе  брат Льва Николаевича Николай, который  пригласил младшего брата присоединиться к военной службе на Кавказе. Лев  согласился не сразу, пока крупный проигрыш в Москве не ускорил окончательное  решение.

Осенью 1851 года Толстой, сдав в Тифлисе экзамен, поступил юнкером  в 4-ю батарею 20-й артиллерийской бригады, стоявшей в казачьей станице  Старогладовской, на берегу Терека, под Кизляром.

В казачьей станице Толстой  стал писать и в 1852 году отослал в  редакцию «Современника» первую часть  будущей трилогии: «Детство».

 

    1. Педагогическая деятельность

Яснополянская школа принадлежала к числу оригинальных педагогических попыток: в эпоху преклонения  перед немецкой педагогической школой Толстой решительно восстал против всякой регламентации и дисциплины в школе. По его мысли всё в  преподавании должно быть индивидуально  — и учитель, и ученик, и их взаимные отношения. В яснополянской  школе дети сидели, кто где хотел, кто сколько хотел и кто как хотел. Определённой программы преподавания не было. Единственная задача учителя заключалась в том, чтобы заинтересовать класс. Занятия шли успешно. Их вёл сам Толстой при помощи нескольких постоянных учителей и нескольких случайных, из ближайших знакомых и приезжих.

С 1862 года стал издавать педагогический журнал «Ясная Поляна», где главным  сотрудником являлся он сам. Помимо статей теоретических, Толстой написал  также ряд рассказов, басен и  переложений. Соединённые вместе, педагогические статьи Толстого составили целый  том собрания его сочинений. В  своё время они остались незамеченными. На социологическую основу идей Толстого об образовании, на то, что Толстой  в образованности, науке, искусстве  и успехах техники видел только облегчённые и усовершенствованные  способы эксплуатации народа высшими  классами, никто не обратил внимания. Мало того: из нападок Толстого на европейскую  образованность и «прогресс» многие вывели заключение, что Толстой —  «консерватор».

Вскоре Толстой оставляет  занятия педагогикой. Лишь в начале 1870-х он приступает к созданию собственной  «Азбуки» и публикует её в 1872 году, а затем выпускает «Новую азбуку»  и серию из четырёх «Русских книг для чтения», одобренных в результате долгих мытарств Министерством народного  просвещения в качестве пособий  для начальных учебных заведений. Ненадолго возобновляются занятия  в яснополянской школе.

Известно, что яснополянская  школа оказала определённое влияние  на других отечественных педагогов. К примеру, именно её в качестве образца  при создании собственной школы  «Бодрая жизнь» в 1911 году первоначально  взял за основу С. Т. Шацкий.

1.5. Последнее путешествие,  смерть и похороны

В ночь на 28 октября (10 ноября) 1910 года Л. Н. Толстой тайно покинул  Ясную Поляну в сопровождении  своего врача Д. П. Маковицкого. Своё последнее путешествие он начал на станции Щёкино. В тот же день доехал до станции Козельск, на следующий день — в Шамординский монастырь, где Толстой встретился со своей сестрой, Марией Николаевной Толстой.

Утром 31 октября (13 ноября) Л. Н. Толстой и сопровождающие отправились  из Шамордино в Козельск. По дороге Л. Н. Толстой заболел воспалением лёгких и вынужден был в тот же день выйти из поезда на первой большой станции рядом с населённым пунктом. Этой станцией оказалось Астапово, где 7(20) ноября Л. Н. Толстой и умер в доме начальника станции И. И. Озолина.

10 (23) ноября 1910 года Л.  Н. Толстой был похоронен в  Ясной Поляне, на краю оврага  в лесу, где в детстве он  вместе с братом искал «зелёную  палочку», хранившую «секрет», как  сделать всех людей счастливыми.

2. Дидактические  взгляды Толстого

Л. Н. Толстой старался раскрыть закономерности образовательно-воспитательного  процесса, определить характер педагогики как науки. Осуждая буржуазную педагогику с ее догмами, Лев Николаевич предлагал  учителям смело становиться на путь экспериментирования, что должно было содействовать развитию педагогики как науки. “Не философскими откровениями в наше время может подвинуться  наука Педагогика, но терпеливыми  и упорными повсеместными опытами...”.

 Единственным критерием педагогики Толстой объявлял свободу, единственным методом - опыт. Толстой ставил перед собой задачу выстроить новую педагогическую систему. Для создания новой педагогики Толстым была использована Яснополянская школа - своеобразная педагогическая лаборатория, экспериментальная школа, но великий педагог хотел, чтобы каждая школа стала “опытом над молодым поколением, дающим постоянно новые выводы”.

Толстой создал оригинальную систему дидактических взглядов, обогатившую науку новым подходом к решению основных проблем образования  и воспитания. Сообщение учащимся широкого круга знаний и развитие творческих сил ребенка, его инициативы и самостоятельности - такова основная задача Толстовской школы. Цель воспитания, по Толстому, должна заключаться в стремлении к гармоническому развитию всех сил и способностей детей.

referat911.ru

Читать книгу Воспитание в свободе. Избранные педагогические статьи Льва Николаевича Толстого : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Лев Николаевич ТолстойВоспитание в свободе. Избранные педагогические статьи

© Издательский дом «Карапуз», 2005.

© М.В. Богуславский, К.Е. Сумнительный, составление, вступ. ст., 2005.

К читателям

Имя Льва Николаевича Толстого приходит к нам в детстве вместе с мудрыми притчами, загадками, рассказом про Филиппка, который очень хотел учиться. Затем, взрослея, мы начинаем постигать классические литературные произведения писателя: кружимся на балу с Наташей Ростовой, идем с Пьером по горящей Москве 1812 года, страдаем вместе с Анной Карениной.

Но литературное и философское наследие классика далеко не исчерпывает его вклад в мировую и отечественную культуру. По сути, на протяжении всей своей жизни, в течение более чем шестидесяти лет Лев Николаевич обращался к широкому спектру педагогических проблем, вопросам семейного воспитания. Блестящие по форме, его педагогические размышления полны мудрых откровений, порой поражающих своей новизной и нетрадиционностью.

Сейчас, в начале XXI века, все яснее становится то огромное влияние, которое оказал Л.Н. Толстой на различные сферы русской культуры, в том числе и на образование. С личностью писателя связаны традиции свободного воспитания, реализация идей природосообразности, ненасильственной гуманной педагогики. Его «Азбука» находится в центре внимания передовых методистов начального обучения. А реализованные им принципы (индивидуального подхода к ребенку, стимулирования познавательного интереса и творческой активности учащихся, естественного воспитания, народности педагогики и школы) и сейчас во многом определяют развитие отечественного образования. Символично, кстати, что Толстой на Западе почитается как виднейший русский педагогический мыслитель.

Творчество этого великого человека может стать мощным импульсом для педагогической и научной деятельности. Особенно это важно помнить во времена сложных перемен в образовании и культуре, времена поиска истин и ценностей.

Воспитание в свободе

Лев Николаевич Толстой (1828–1910) родился 9 сентября в усадьбе Ясная Поляна Тульской губернии. Он принадлежал к старинному дворянскому роду. Отец писателя – граф Николай Ильич Толстой, мать – Мария Николаевна, урожденная княгиня Волконская. Родители Льва Николаевича умерли рано. Самые теплые чувства связали юного Левочку с его тетушкой Т.А. Ергольской, которая заменила ему мать, вырастила и воспитала. С осени 1841 до весны 1847 г. Толстой у нее в Казани, учась в Казанском университете: год на восточном отделении философского факультета и два на юридическом. Здесь он увлекся философией Гегеля, Вольтера, Руссо. Особенно близки оказались ему взгляды Ж.-Ж. Руссо, которые соответствовали и его собственным мыслям о мире.

Педагогическая деятельность Толстого традиционно делится на три периода: первый – 1859–1862 гг., второй – 1870–1876 гг., третий – начиная с конца 80-х гг. и до конца жизни писателя.

На протяжении всего сложного, противоречивого и даже драматичного жизненного и педагогического пути Лев Николаевич Толстой не раз менял свои взгляды отрешался от многих, казалось бы, непреложных истин. Но незыблемой оставалась базовая идея его педагогического мировоззрения – это свобода личности в процессе воспитания и образования.

Именно это кредо Толстого вызывало наибольшее раздражение в различных общественных кругах, в том числе и педагогических.

Первые опыты

В первом номере журнала «Ясная Поляна» Лев Николаевич пишет: «… Мне становится страшно и за себя и за те мысли, которые годами вырабатывались во мне и которые я считаю за истинные». Это заявление вовсе не кокетство и не поза, он как будто предвидит, что каждая его статья, каждое высказывание будет подвергаться беспощадной критике. Но Толстой хорошо понимал, что дело образования и воспитания не менее, а может даже и более сложно, чем писательство. Все его педагогические идеи могут показаться простыми и даже наивными, но они накрепко связаны с окружающей его реальной жизнью. Много позже другой писатель, французский летчик Антуан де Сент-Экзюпери, с горечью признает: «Того, что меня мучит, не излечить бесплатным супом для бедняков. Мучительно не уродство этой бесформенной, измятой человеческой глины. Но в каждом из этих людей, быть может, убит Моцарт».

Но Толстому недостаточно одного знания этого горького факта. Его натура требует активных действий для предотвращения подобного убийства. Пожалуй, это и есть самый сильный мотив, побуждающий его к педагогической деятельности. Не случайно еще до отмены крепостного права он открывает школу для детей крестьян – самого бесправного населения России.

К практическому участию в деле народного просвещения Л.Н. Толстой стремился уже с юношеских лет. Об этом свидетельствует его ранний, в значительной степени автобиографический рассказ «Утро помещика». Главный персонаж рассказа студент Нехлюдов оставил университет, не дослушав факультетского курса до конца. Такое решение он принимает, определившись в своем мировоззрении. Герой рассказа пришел к убеждению, что самое главное в жизни – делать добро людям, среди которых живешь. Личное счастье невозможно без благополучия других, и до тех пор, пока многочисленный класс народа – крестьянство – прозябает в нищете и невежестве, общественное благополучие, а, следовательно, и твое собственное, невозможно. Нехлюдов ставит перед собой благородную и гуманную цель: «Действовать на этот простой, восприимчивый, неиспорченный класс народа, избавить его от бедности, дать довольство, передать им образование, которым, по счастью, я пользуюсь, исправить их пороки, порожденные невежеством и суеверием, развить их нравственность, заставить полюбить добро… Какая блестящая, счастливая будущность!»

Самое надежное, если не единственное, средство к достижению поставленной цели он видит в обучении и образовании народа, оказывающем гуманизирующее влияние, оберегающее и развивающее «первообраз гармонии, правды, красоты и добра», с которым человек появляется на свет.

Как и герой рассказа «Утро помещика», в 21 год Л.Н.Толстой начинает обучать крестьянских детей. Он открывает в Ясной Поляне бесплатную школу и ведет в ней уроки.

В 1849 г., когда Толстой, собрав тридцать яснополянских детей, впервые попробовал учительствовать, школ для крестьян практически не было. В некоторых деревнях за обучение брались отставные солдаты. У них было от 2 до 6 учеников, которым «педагоги» предлагали зубрить стишки. Учитель занимался посторонними делами, а вместо себя оставлял старшего из учеников, который должен был поддерживать «порядок», следя за тем, что бы остальные не баловались, а беспрерывно выкрикивали заданные им слова.

Практика телесных наказаний была столь привычна, что школа Л.Н. Толстого, где детей запретили сечь, сначала вызвала у родителей недоверие. Считалось, что научить ребенка чему-либо без порки невозможно.

Лев Николаевич дает беспощадную характеристику типичному «учителю» того времени: «Я убежден, что эти люди по обязанности своей должны быть тупы и жестоки, как палачи, как живодеры, должны пить, чтобы заглушить в себе раскаянье в совершаемом ежедневно преступлении над самыми лучшими, честными и безобидными существами в мире». Толстой хочет создать совершенно другую школу, основанную на принципе полной свободы учащихся. Его стремление становится понятным, если внимательно вчитаться в страницы его литературных произведений.

Именно о детях и детстве написаны самые светлые, пронизанные ностальгией страницы. Уже на закате жизни, в 1903 г. писатель по просьбе биографа начинает работать над «Воспоминаниями». В них он выделяет четыре периода своей жизни. Первый из них, до 14 лет, он описывает как «чудный, в особенности в сравнении с последующими, невинный, радостный, поэтический». Этот период можно назвать эмоционально-духовным основанием педагогической деятельности писателя. Но есть и другое, философско-мировоззренческое основание. Это увлечение идеями французского просветителя, сторонника свободного воспитания Ж.-Ж. Руссо.

Первая школа, 1849 г., по воспоминаниям ее учеников, была даже слишком свободной. Лев Николаевич проводил с детьми довольно много времени. Забавы, которые он придумывал для отдыха на переменах, были бесконечно далеки от современных ему представлений об образе учителя. Один из учеников Льва Николаевича, Ермил Базыкин, вспоминал: «Да мало ли он чудил. Потащил нас раз осенью на охоту. Расставил тенета на Воронке, а нас, мальчиков, заставил лаять по-собачьи.… Всего не припомнишь. Обходился он с нами хорошо, просто. Нам было с ним весело, интересно, а учителю он завсегда приказывал нас не обижать».

Возможно, школа так и осталась бы только чем-то средним между развлечением и экспериментальной проверкой сложившегося к этому времени мировоззрения, но первые педагогические опыты оказались непродолжительными. Весной 1951 г. молодой дворянин был призван на армейскую службу. Сначала Толстой попадает на Кавказ, затем, в 1854–1855 г., – находится среди защитников Севастополя.

Страстное увлечение

В ноябре 1855 г. Толстой выходит в отставку и приезжает в Петербург, где публикует несколько рассказов, повесть «Казаки» и автобиографическую трилогию «Детство. Отрочество. Юность». В ней он стремится проникнуть в духовный мир ребенка, подростка, юноши, осмыслить их переживания, понять, как формируются в этом возрасте нравственные начала, в том числе и под влиянием целенаправленного обучения. Критика обращала внимание современных Толстому читателей на то, что молодого автора более всего занимают «психический анализ», «диалектика души». И это не случайно. Следует заметить, что в то время в российской педагогической науке формулировался постулат, гласящий: чтобы воспитывать человека во всех отношениях нужно, прежде всего, узнать его также во всех отношениях. Это требование оказалось удивительно созвучным литературному творчеству Л.Н.Толстого того периода. Через всю трилогию проходит мысль о необходимости уважительного отношения к личности ребенка – мысль, которая впоследствии станет основополагающей в собственно педагогической концепции Толстого.

В Петербурге Толстой попадает в литературные круги, знакомится с Н.А. Некрасовым, И.С. Тургеневым, И.А. Гончаровым, А.Н. Островским, Н.Г. Чернышевским, объединившимися вокруг журнала «Современник». Молодой автор не может остаться в стороне от горячих дискуссий между западниками и славянофилами о роли и месте просвещения и грамотности, но свое мнение по этому поводу он выскажет несколько позже в резкой статье, осуждающей стремление свести задачи народной школы только к обучению грамоте.

Фактически Лев Николаевич разделяет позицию славянофилов, изложенную в статье В.И. Даля «Письмо к издателю А.И. Кошелеву». Даль писал: «Но разве просвещение и грамотность одно и то же? Грамотность только средство, которое можно употреблять и на пользу просвещения, и на противное – на затмение… Грамотность сама по себе ничему не вразумит крестьянина, она скорее собьет его с толку. Перо легче сохи, вкусивший без толку грамоты норовит в указчики…» Позже Толстой не раз будет ссылаться на эту статью. Он чувствует всю трагичность разрыва между образованностью книжной и жизненной. В многочисленных дискуссиях и спорах вынашивается отношение Льва Николаевича Толстого к проблемам образования. Восприняв некоторые взгляды славянофилов, писатель попытается реализовать их в педагогической практике.

Видимо, окончательно решение вернуться к педагогической деятельности созревает во время первого заграничного путешествия Толстого. Он посещает парижский университет Сорбонну, присутствует на лекциях, интересуется и другими учебными заведениями и даже посещает торжественное заседание Французской академии. В Цюрихе знакомится с работой института для слепых и глухонемых, который считается образцовым заведением.

Из поездки, в ходе которой Толстой посещает, кроме Франции и Швейцарии, еще и Германию с Италией, он выносит довольно критичное отношение к современной западной педагогике. Он видит здесь ту же «болезнь»: оторванность педагогики от реальной жизни народа, его насущных нужд. Толстой записывает в дневнике: «Главное – сильно, явно пришло мне в голову завести у себя школу в деревне для всего околотка и целая деятельность в этом роде».

В 1859 г. по деревне Ясная Поляна оповестили о желании графа вновь открыть бесплатную школу для всех желающих детей. Как вспоминали бывшие ученики этой школы, своим простым и добрым отношением к тем, кто привел своих детей, Лев Николаевич преодолел недоверие родителей. Созданная им в школе атмосфера оказалась настолько привлекательной, что число учеников быстро выросло с 22 до 70 человек. Этот период своей жизни (1859–1862) Толстой назовет временем «трехлетнего страстного увлечения… педагогическим делом».

Сама школа вызывала удивление. Вот как описывал царящий в ней уклад американский педагог Эрнст Кросби: «Маленький колокол, висевший на крыльце, звонил каждое утро в восемь часов. И через полчаса появлялись дети. Никогда никому не делали выговоров за опоздание, и никогда никто не опаздывал. С собой никто ничего не несет – ни книг, ни тетрадок. Уроков на дом не задают. Никакого урока, ничего сделанного вчера ученик не обязан помнить нынче. Его не мучит мысль о предстоящем уроке. Он несет только себя, свою восприимчивую натуру и уверенность в том, что в школе нынче будет весело так же, как вчера».

Такая модель школы вполне соответствовала тогдашним представлениям Толстого. Он жестко разделяет образование и воспитание, а также теоретическое (неживое) знание и знание, приобретенное через конкретный опыт и необходимое для практической жизни. «Всякое учение должно быть только ответом на вопросы, возбужденные жизнью», – напишет Лев Николаевич, открывая дискуссию, точка в которой не поставлена до сих пор.

Сам Толстой в этот период понимает под образованием свободное получение индивидуумом знаний, а под воспитанием – их насильственную передачу. Писатель призывает учителя искать разные увлекающие детей приемы преподнесения знаний, становясь предтечей такого направления в педагогике, как учение с увлечением. Образование, где стимулом являются не розги, а интерес ученика, определяется им как свободное.

Позже противники Льва Николаевича будут упрекать его в том, что он идеализирует роль народа в определении той школы, которая народу необходима. Да и сам Толстой признает: «Страх и потому побои крестьянин считает главным средством для успеха и потому требует от учителя, чтобы не жалели его сына». Тем не менее, Толстой не отказывается от положения, по которому народ должен стать главным заказчиком образования. Подтверждение своим взглядам он находит во время второго путешествия в Европу. Оно состоялось в 1860–1861 гг. и полностью было посвящено ознакомлению с европейской системой народного образования. После посещения школ Германии Толстой записывает в дневнике: «Ужасно. Молитва за короля, побои, все наизусть, испуганные, изуродованные дети». Лев Николаевич находит только одну живую школу в Иене. Остальные, по его замечанию, «совсем мертвы». Встреча с известным немецким педагогом А. Дистервегом скорее укрепляет неприятие немецкой школы. Толстой пишет в дневнике: «Умен, но холоден и не хочет верить, и огорчен, что можно быть либеральнее и идти дальше его. Воспитание кладет задачей». Очевидно, что последняя фраза в устах Льва Николаевича звучит как приговор. Ведь воспитание для него практически синоним недопустимого, ничем не обоснованного насилия.

Посещая школы Марселя, он убеждается в несовершенстве и даже отсталости французской системы образования. Он отмечает, что, даже зная арифметические действия, дети не могут решать самых простых задач. А отвечая на вопросы по истории, ученики сбиваются, если им предлагают хоть немного отойти от выученного наизусть. По мнению Толстого, только реальная жизнь, кипящая в больших европейских городах, противостоит отупляющему стремлению таким образом «воспитывать» народ. Он противопоставляет организованную передачу не связанных с жизнью знаний и «бессознательное», стихийное образование, которое чаще всего ребенок получает за пределами школы. Писатель замечает: «Там, где жизнь поучительна, как в Лондоне, Париже и вообще в больших городах, народ образован, там, где жизнь не поучительна, как в деревнях, народ не образован, несмотря на то, что школы совершенно одинаковы как тут, так и там».

Вся его педагогическая практика в то время становится попыткой примирить школу и жизнь, сделать новое знание о мире интересным для детей, пробуждающим в них творческое начало, присущую любому ребенку одаренность.

Путешествие по Европе, все увиденное и обдуманное помогают Льву Николаевичу точнее определить свои позиции. Поднять главный вопрос начатой в журнале «Ясная Поляна» дискуссии: «Чему и как учить?»

В педагогических работах Толстого появляется такое понятие, как деятельность. Она рассматривается и как средство понимания процессов развития культуры и человека, и как принцип, определяющий цели и содержание образования. К сожалению, многие идеи, высказанные Толстым, так и не получили развития, так как Лев Николаевич отказывается от замысла написать теоретический педагогический трактат. Тем не менее, Толстой стремится осмыслить педагогическую деятельность, понять механизмы передачи и освоения знаний и для этого изучает современные ему теории познания. В результате он делает вывод, что хотя содержание обучения и воспитания со временем видоизменялось, но «принцип отбора и передачи оставался прежним». Знания отбираются беспорядочно, исходя из индивидуального опыта и философских воззрений учителя, и не ведут к достижению высокого уровня умственного и нравственного развития детей.

Сам ребенок при таком подходе становится объектом воздействий педагога, лишается самостоятельности, пассивен и запуган. Наблюдаемая Толстым практика «предметных уроков», которые считались последним словом педагогической науки, окончательно убеждают писателя в этом. Введение таких уроков привело к тому, что вместо отдельных учебных предметов в школе преподавали своеобразные комплексные темы. Толстой описывает результаты такого обучения (которые он наблюдал в одной из лондонских школ) по теме «хлопчатая бумага». «Надо было видеть спокойную самоуверенность директора, когда он и учитель делали вопросы о том, какое растение – хлопчатая бумага? Как оно обрабатывается? Где производится? Каким путем приходит к нам и как выделывается на фабриках? Ученики отвечали отлично, очевидно наизусть. Я попросил позволения сделать от себя несколько вопросов. Я спросил: к какому классу растений принадлежит хлопчатая бумага; спросил – какая почва нужна для нее; спросил – сколько весит кубический фут хлопчатой бумаги при укладке? Спросил – как укладывается хлопчатая бумага; что стоит перевозка ее; нагрузка и выгрузка; какие химические части ее; что сделается с ней, когда она подмокнет… Все эти вопросы, кажется, относились к предмету бумаги, но, разумеется, ответить на них ученики мне не могли». По мнению Толстого, слабость этой методики в том, что дети не получают систематизированных знаний. Вместо них учитель сообщает произвольно выхваченные из разных наук факты, которые требуется только заучить, не понимая логики и связи между ними.

Писатель вступает в заочный спор с знаменитым педагогом И.-Г. Песталоцци, из-за ошибки которого, по убеждению Толстого, произошли «несообразности и ничем не объяснимые нелепости общенаглядного обучения у нас и за границей». По мнению Толстого, задача школы состоит в том, чтобы привести в порядок, классифицировать явления, которые в реальной жизни встречает каждый ребенок. «Классификация же есть наука, имеющая свои законы, а не предметные уроки и наглядное обучение, не имеющие никакой внутренней системы и потому никакого обаяния на ум учеников»

Тем большее возмущение вызывали у Толстого попытки копировать западноевропейские образовательные методики в России. Работы крупнейших методистов того времени изобилуют ссылками на труды немецких педагогов, и российскую школу строят по немецкой модели, в которой «маленьким дикарям» сообщают элементарные сведенья. «Может быть, дети готтентотов, негров, может быть, иные немецкие дети могут не знать того, что им сообщают в таких беседах, но русские дети, кроме блаженных, знают не только, что вниз, что вверх, что лавка, что стол, что два, что один и т. п., но, по моему опыту, крестьянские дети, посылаемые родителями в школу, все умеют хорошо и правильно выражать мысли, умеют понимать чужую мысль (если она выражена по-русски) и знают считать до десяти и более», – писал Толстой.

Попытки объяснить детям хорошо знакомые им понятия с помощью заимствованной в Германии методики только путают их. Жесткая критика писателя вызывает ответную критическую волну. Его обвиняют чуть ли не в разрушении народного образования, особенно земского, в критиканстве и отсутствии конструктивных идей. Понадобилось немало времени, чтобы обиженные резкостью писателя российские методисты признали, что Толстой был во многом прав. Известный теоретик педагогики и методист Н.Ф. Бунаков, оппонировавший Толстому, в конце концов соглашается с тем, что критика писателя подействовала «…отрезвляющим образом на педагогов, увлекшихся немецкой методикой, забывших в своем крайнем увлечении требования народной жизни и невольно впадавших в крайность и преувеличения».

Что касается конструктивных идей, они, несомненно, были. Доказательство этому – успешная практика яснополянской школы. Другое дело, что для того времени они оказались слишком смелыми и не могли быть по ряду причин предложены массовой школе, которую выстраивали тогда русские педагоги. Отсюда, возможно, подчеркиваемый оппонентами Толстого конфликт с известным русским педагогом К.Д. Ушинским. «Прежде всего, представляется вопрос, можно ли, действительно, сопоставлять значение в нашей педагогике Ушинского и Толстого? И на этот вопрос придется дать отрицательный ответ. Ушинский создавал для нас педагогическую теорию, к созданию этой теории он подходит вооруженный всем запасом учености, приобретенной многосторонним изучением. Он не отстраняет от себя результатов немецкой педагогики, потому что она немецкая; он говорил только, что далеко не все может быть воспринято из этой педагогики нами, русскими», – пишет, например, профессор Н.К. Грунский.

У Толстого действительно нет незыблемых и систематизированных педагогических представлений, более того, его педагогические взгляды меняются на протяжении жизни. Сегодня с той или иной степенью уверенности можно говорить о возможности реконструкции идей Льва Николаевича. Так, протестуя против школьной муштры и предметных уроков, Толстой настаивает на сознательном усвоении систематических знаний, формировании теоретических обобщений. Выделяя содержание, которое должно стать предметом усвоения, Толстой пишет: «Существенное условие всякого преподавания состоит в том, что из бесчисленного количества разнородных явлений избираются однородные явления, и законы этих явлений сообщаются учащимся. Так, при обучении языку (грамота) сообщаются ученикам законы слова, в математике – законы числа». То есть предлагается совершенно иной, отличный от существовавшего, принцип отбора содержания образования, где любой учебный предмет формируется как система научных понятий. Этот принцип внешне входит в противоречие с призывом Толстого облегчить учение, но в том-то и дело, что, по его замыслу, трудности обучения должен брать на себя учитель. Это означает, что он не должен удовлетворяться такими занятиями, как переписывание, диктовка, чтение вслух без понимания, а обдумывать и готовить каждый урок, следить за ходом мысли ученика, давать ему возможность задавать любые вопросы и толково на них отвечать. Писатель замечает: «…Учителю кажется легким самое простое и общее, а для ученика только сложное и живое кажется легким».

По Толстому, чем труднее учителю, тем легче ученику. Именно на учителя возлагается задача знать потребности, способности своего ученика. Чтобы справиться с этими задачами, учитель, по мысли Толстого, должен любить свое дело и быть в постоянном творческом поиске. По мнению Льва Николаевича, школа «должна быть и орудием образования, и вместе с тем опытом над молодым поколением, дающим постоянно новые выводы». Толстой предлагает реальные способы, которые помогут организовать учебную деятельность детей таким образом, чтобы они смогли пройти пусть ускоренный, но самостоятельный путь до рождения научной идеи, совершения открытия. Конечно, для этого необходимо «найти эти обобщения, и от них, представляя новые факты, переводить на высшие – вот, следовательно, задача педагогики. Задача одинаковая в одном человеке с задачей науки в человечестве, но не обратная, как будто предполагается всеми учебными книгами».

Фактически Толстой ставит совершенно новые педагогические задачи. Для их решения нужен, как бы мы сегодня сказали, новый гуманистически ориентированный учитель. В школе Толстого учитель становится педагогом в современном понимании. Именно он определяет допустимые рамки свободы в отношениях учителя и учеников. Руководствуясь верой в то, что дети готовы подчиняться разумным ограничениям, учитель строит свою работу так, чтобы школьники поняли и приняли, «что нужно подчиниться известным условиям для того, чтобы учиться», и приняли договоренность.

Практика яснополянской школы убедительно доказала неэффективность наказаний. Толстой исходит прежде всего из моральных соображений, утверждая, что «наказание вредно не столько потому, что оно озлобляет того, кого наказывают, но еще и потому, что развращает того, кто наказывает». В наше время вред наказаний подтвержден и серьезными психологическими исследованиями.

Другой толстовский принцип, который воспринимался некоторыми наблюдателями как проявление анархии, предполагал невмешательство школы в мелкие стычки между детьми.

Отношения в школе Толстого были демократичными, учитель готов был ориентироваться не на механическое выполнение каких-либо методик обучения, а на интересы ребенка. Преподаватель «никогда не позволял себе думать, что в неуспехе виноваты ученики, – их леность, шаловливость, тупоумие, глухота, косноязычие, – а твердо знал, что в неуспехе виноват только он».

В начале 1860-х гг. идеи Толстого получают развитие. В окрестностях Ясной Поляны возникают новые школы, для которых Лев Николаевич подбирает учителей (часто это отчисленные за вольнодумство студенты). Все разлаживается после серии обысков, которые проводятся в школах в то время, когда писатель уезжает на кумысолечение в Башкирию. Лев Николаевич обращается с протестом к Александру II, но доверие к школе у крестьян подорвано. Не спасает даже приезд в Ясную Поляну жандармского офицера с извинениями.

В 1862 году выходит и последний номер журнала «Ясная Поляна». Его направление было бездоказательно признано как «низвергающее основные правила религии и нравственности». Толстой с горечью констатирует: «Народ смотрит на меня уже не как на честного человека, – мнение, которое я заслуживал годами, – а как на преступника, поджигателя или делателя фальшивой монеты, который только по плутовству увернулся». Все эти обстоятельства, а также женитьба охлаждают педагогический пыл Толстого. К тому же он начинает работу над романом-эпопеей «Война и мир».

К педагогической практике Толстой возвращается только в 1871 г. В это же время он сдает в печать свою «Азбуку»1   В первой редакции «Азбуки» Лев Николаевич Толстой преследовал две цели. Одна из них – научить читать – обычна для подобных книг, но, кроме того, «Азбука» должна была стать своеобразной энциклопедией для начальной школы, что, собственно, и погубило ее, сделав издание слишком «тяжелым». Толстой согласился исправить эту явную ошибку в «Новой азбуке», но принципиально и последовательно отстаивал свой способ обучения чтению. – Сост.

[Закрыть], которая была задумана еще в 1868 г. После целого ряда задержек и технических сбоев в 1872 г. она наконец выходит в свет в 4-х томах, но, несмотря на радужные ожидания, практически не раскупается. Толстой пишет известному литературному критику, философу и близкому другу Н.Н. Страхову: «Азбука не идет, и ее разбранили в «Петербуржских ведомостях», это меня почти не интересует. Я так уверен, что воздвиг памятник этой азбукой. От Буняковского получил на 20 страницах письмо об арифметике. Он хвалит и критикует, дельно в том отношении, что я напрасно в дробях исключил все прежние приемы». Министерство народного просвещения отказалось рекомендовать «Азбуку» Толстого в качестве учебника для школы.

Самые горячие споры вызвал предложенный Львом Николаевичем новый метод обучения грамоте. Некоторые методисты почти сразу обвинили писателя в возврате к считавшемуся архаичным буквослагательному методу2   В России долгое время использовался буквослагательный способ обучения; собственно, само слово «азбука» – следствие этого метода, так как составлено из двух первых букв кириллицы.  В первой половине XIX в. появляются буквари и азбуки, составленные по слоговому методу. Слоговой метод давал возможность использовать упрощенный гражданский шрифт вместо церковнославянского, заменить названия букв славянского алфавита («аз», «буки») сокращенными названиями (а, бе, ве). В середине XIX в. появляются азбуки и буквари, построенные по звуковому методу, делающему процесс обучения чтения более сознательным, легким, приспособленным к возрасту детей. Новизна звукового метода, пришедшего на смену устаревшему и крайне затруднительному буквослагательному, заключалась в том, что учащиеся не складывали буквы, а упражнялись в анализе целых слов, выделяя из них слоги и звуки. В 1884 г. К.Д. Ушинский выпустил «Родное слово», включающее «Азбуку» и «Первую после азбуки книгу», составленные по звуковому аналитико-синтетическому методу. Вводя новую систему обучения грамоте, порвав со всеми традициями буквослагательного и слогового метода, Ушинский требует от детей не заучивания всех букв в алфавитном порядке, а усвоения их по степени трудности. По методу Ушинского, дети выделяли звуки из простейших слов – ау, уа, оса, учились писать буквы, обозначающие их, и читали написанное. Умело сочетая анализ и синтез, Ушинский сделал процесс обучения грамоте осознанным.  Л.Н.Толстой, выпустив в 1985 г. «Новую азбуку», назвал свой способ обучения «слуховым», т.к. в указаниях для учителей вводил слуховые упражнения в разложении слов и слогов на звуки и соединении их в слоги и слова. С первых уроков грамоты ученики записывали печатным шрифтом буквы и слова, а затем переходили к чтению по азбуке.  «Новая азбука» является азбукой переходного типа от буквослагательного и слогового метода к звуковому с элементами анализа и синтеза. В дальнейшем буквари составлялись по звуковому аналитико-синтетическому методу, предложенному Ушинским. (Из Педагогической энциклопедии) – Ред.

[Закрыть]. Другие отмечали оригинальность его методики, «состоявшей в том, чтобы называть все согласные с гласными буквами и складывать на слух без книг». Писатель горячо отстаивает свое изобретение. Правда, устроенная им экспериментальная проверка не дала убедительных результатов, но Толстой настаивал на своем.

А вот неудачу «Азбуки» Лев Николаевич был вынужден признать. Он заново пишет краткое и доступное для детей пособие, которое называет «Новая азбука». Оно может быть использовано при любой методике обучения чтению. Остальные тома «Азбуки» были переработаны в отдельные учебники. «Новая азбука» получила широкое признание и на этот раз была рекомендована Министерством народного просвещения для всех учебных заведений. Она выдержала в дореволюционное время 28 изданий (последнее – в 1918 г.).

Толстой одержим новой идеей – организовать двухгодичные учительские курсы. Предполагалось, что на них будет учиться не менее 50 человек, но в результате удалось набрать только 12 желающих. Толстой был вынужден отказаться от своей идеи.

iknigi.net

Реферат Педагогика Педагогическая деятельность Л. Н. Толстого

Контрольная работа по спецкурсу по педагогике студентки 2 - А курса отделения английского языка факультета заочного обучения Липчинской Олеси Юрьевны Тема “Педагогические взгляды и педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого”. План. 1. Лев Николаевич Толстой – великий педагог, истинный знаток детской души. 2. Педагогические идеи и взгляды Льва Николаевича Толстого. 3. Педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого. 4. Лев Николаевич Толстой – гордость всей России. 1. Лев Николаевич Толстой – великий педагог, истинный знаток детской души. Лев Николаевич Толстой (1826 - 1910) – великий русский писатель, педагог, мыслитель, всю жизнь посвятивший детям, образованию, педагогике. В своих многочисленных статьях Л. Н. Толстой со всей свойственной ему страстностью призывал людей избавиться от гнета, обрести свободу мысли, воспитывать детей так, чтобы не нарушать их внутренний мир, развивать в них творческое начало. Также он пытался создать свою методику обучения и воспитания. Жизнь Л. Н. Толстого протекала в очень сложное и противоречивое время. Остро стоял вопрос о крепостных крестьянах. Крестьяне возмущались и негодовали, власть естественно была этим жутко недовольна, однако пойти на уступки. Реформа, проведенная в 1861 году, немногим помогла крестьянину: она оставила его нищим, забитым, подчиненным помещику везде и всюду. Долгое время свобода крестьян оставалась лишь юридической, мнимой. Все эти и многие другие противоречия ярко отразились в философских и педагогических взглядах Л. Н. Толстого. В мировоззре- нии Толстого иногда сбивает с толку горячий протест против общественной лжи и фальши, который тут же сочетается с проповедью самоусовершенствования и непротивления злу насилием; трезвый реализм, непримиримость с официальной религии и рядом стоит отказ от реальной политической борьбы; много слов о свободе ребенке от навязывании ему всяческих уроков и лекций, и тут же Толстой ставит христианскую религию на первое место в образовании, что в корне противоречит принципам свободного воспитания. Однако, взгляды Л. Н. Толстова, несмотря на свою некоторую противоречивость, с успехом воплощались в жизнь. В 1859 году у себя на родине, в Ясной Поляне Толстой открыл школу, необычную для того времени. В ней воплотились все идеи и желания писателя. Там обучались крестьянские дети, не было наказаний, взысканий, интересный и новаторский подход к обучению ребят. Толстой руководил и с перерывами сам работал в этой школе учителем математики и истории. Многие из учеников помнят, как он умел с помощью прекрасных, интересных и захватывающих рассказов поведать о таких сложных темах, как война, закономерности. Это ничуть неудивительно: Л. Н. Толстой был истинным знатоком детской души, тонким психологом и королем слова. Об этом свидетельствуют не только его блестящие литературные шедевры, но и “Азбука” и книги для чтения, созданные в 1872 – 75 годах. Эти книги написаны красивым классическим доступным языком. В них много историй про русскую историю, жизнь, быт. Также имеются небольшие поучительные и религиозные рассказы. Толстой, будучи увлекающейся натурой, иногда отходил от педагогики, чтобы заняться иным поглотившим его занятием, но он никогда не отдалялся от детей, их интересов и забот. Даже не работая в школе, он встречался с ребятишками, душевно разговаривая с ними. Бывали случаи, когда Лев Николаевич сам приходил домой к ребенку, чтобы проведать, поговорить с ним. Лев Николаевич искренно, преданно, самоотверженно любил и страдал за каждого ребенка. 2. Педагогические идеи и взгляды Льва Николаевича Толстого. Л. Н. Толстой много размышлял о философских вопросах, пытался найти ответы на вечные и риторические вопросы. В молодости Толстой писал немало работ о смысле жизни, о роли материального и духовного начала, о свободе воли, о причинности и случайности. Л. Н. Толстой с философской точки зрения разделял позицию идеализма; он всем своим существом отрицал, что в развитии общества важную роль играют материальные аспекты. В “Люцерне” 1857 Толстой резко критикует устои и нравы буржуазии. Для Толстого существует лишь Бог, имеющий право устанавливать законы и вершить судьбами людей. Философские идеалистические и фаталистические взгляды Толстого на ход истории ярко прослеживаются в его выдающейся эпопее “Война и мир” (60-ые). Толстой утверждал, что людьми управляет не власть и чиновники, а Всевышний, и все исторические события предначертаны. Бедственное положение христианских народов он объяснял, прежде всего, отсутствием общего для них всех смысла жизни. Он верил, что сознание людей полностью не зависит от внешней среды. Толстой, видя беспомощные жалобы крестьян, считал, что проблема несчастных людей в них самих, и что надо искать корень зла в себе, а не винить во всех своих бедах других людей или абстрактное государство, власть. Иногда Толстой отклонялся от идеалистических взглядов в сторону материалистических. С этой точки зрения он говорил, что материальный мир является чем-то реальным, физическим и, что здесь нет никакой мистической подоплеки. Однако такие мысли держались у него в голове недолго. Спустя какое-то время, Толстой вновь сворачивал с материалистичной дорожки и возвращался к старым знакомым идеалистическим взглядам. При этом он снова начинал в достаточно резкой форме критиковать материализм. Затем в 1904 г. Толстой, будучи в плену идеалистического мышления, высказывал совершенно утопическую мысль, что материальный мир есть ничто иное, как сознание, люди сами создали этот мир, не будет сознания – мир перестанет существовать. Философский идеализм Толстого переплетался его религиозными взглядами, отстранением от политики, религиозными взглядами, проповедью личного самоусовершенствования и непротивления злу насилием. Толстой считал, что насилие порождает насилие. Также много слов сказано Толстым о свободе воли человека. Взгляды Толстого на свободу человека пронизывают всю его педагогическую теорию и деятельность. Он считал, что изначально человек несвободен, и что только сам человек может освободить себя от душевной скованности. Учение Толстого о свободе воли человека сугубо индивидуально. По мнению философа, свободный человек не должен заботиться о совершенствовании социального мира, быть собственником, так как свое дело, своя собственность – это зло, влекущее за собой пороки и искушения земного мира. Свободный человек не зависит от условий существования, он просто выше их. Причины душевной несвободы кроятся, как считал Толстой, в самом человеке, а не в условиях жизни того или иного человека. Проблема свободы воли человека у Толстого носит идеалистический характер, впрочем, как и все его философское учение. Однако сильный степени идеализм Толстого сочетался с трезвым реализмом, беспощадной жесткой страстной критикой эксплуататор, чьи истинные лица показывал Толстой, когда обнажал все язвы и противоречия капиталистического строя. Л. Н. Толстой был верующим и набожным человеком. Отрицание догматического православия и церкви в юности, однако, не привело Толстого к отрицанию религии вообще и церкви. Толстой никогда не был атеистом, всегда верил Богу и молился ему. Однако он резко критиковал всю лживость церкви и то, как религия прикрывала эксплуататоров, жестокость капиталистического режима. По мнению Толстого, религия должна быть чистой от всей государственной грязи. Такой религией он видел христианство. Он полагал, что религия определяет то, как человек ко всему относится. Толстой считал, что люди не могут и не должны жить без религии, и что именно религия должна стать основой мировоззрения и основой жизни каждого человека. Учение Толстого о нравственности тесно связано с его религиозными взглядами. Сущность этих взглядов в том, что Толстой хотел, чтобы все люди были свободны и любили друг друга, стремились к единению и братству, к ограничению своих потребностей, к взаимопониманию, поддержке, уважению. Это все идеально. Но жизнь в то время была вовсе не идеальной. Люди боролись со злом и жестокостью капиталистов и вполне очевидно, что проповедь всеобщей любви и призывы к непротивлению злу насилием играли реакционную роль. Во взглядах Толстого на прогресс общества можно увидеть его консерватизм. Толстой считал дурным создавать новые вещи, улучшать быт людей разнообразными научными открытиями. Видя, что достижениями науки пользуются лишь образованные и богатые люди, и что наука работает на войну, Толстой призывал остановиться и вернуться к простому общинному нецивилизованному стилю жизнь, где, по его мнению, будут царить свобода и доброта людей. Интересно отношение Толстого к искусству. Он считал, что бедное, современное ему искусство создано только для высшего света, а простой народ не имеет к нему доступа. Искусство, по мнению Толстого, стало надменным пустым, оно заменялось дешевыми подделками. В своих критических замечаниях против Пушкина, Шекспира, Бетховена и даже против своих собственных произведений Толстой принимал позицию простого патриархального крестьянина и явно недооценивал значения произведений авторов прошлых лет. Настоящее искусство Толстой видел идейным, искренним, охватывающим своим влиянием всех людей, народ, а не некую группку интеллигентов. Он также считал, что искусство должно быть основано на религии в духе всеобщей христианской любви и братстве. Толстой призывал закрыть художественные высшие школы, созданные для богатых мальчиков и девочек. Снижая роль специальных школ, Толстой считал, что знаний, приобретенных в начальных школах, вполне достаточно, чтобы уметь рисовать или играть на музыкальном инструменте. Педагогические взгляды Л. Н. Толстого складывались в результате кипучей деятельности, проходили через ошибки и промахи. Взгляды Толстого наполнены искренними чувствами, тревогой и критикой. Толстой резко критиковал буржуазную педагогику, которая не давала развиваться детской изобретательности и свободы. Путешествуя по странам Европы, он нелестно отзывался о том преподавании. Он говорил, что дети в дальних странах также замучены и зажаты. Унижение детей, страх перед учителем, зубрежка непонятных слов и определений из учебника, поклонение детей перед господствующим классом – вот, что явилось перед глазами Л. Н. Толстого во время его путешествия по европейским развитым странам. Педагогические взгляды Л. Н. Толстого несколько раз менялись на протяжении всей его жизни. В них главным является предоставление свободы ребенку и развитие его творческих начал. В педагогических взглядах Толстого немало противоречий. Желая дать ребенку свободу мысли и действий, он тут же навязывал изучать религию и быть верующим. В первом периоде Толстой считал, что в школе детей достаточно обучать только самому простому: чтению, письму, арифметики, закону божьему. Никаких других предметов, развивающих ребенка, по мнению Толстого, в школе преподавать не нужно. То, что знает обычный человек, должен немного знать и ребенок. Не более. Затем по прошествии нескольких лет взгляды Толстого изменились: теперь интерес учащихся стал мерилом, определяющим содержание обучения и объем учебных предметов. В общей сложности Толстой насчитывал двенадцать учебных предметов в школе, но Толстой допускал, что их объем и время могли изменяться по желанию детей. Когда пришло время открывать народные школы, Толстой сузил критерий, определяющий содержание обучения. Теперь он считал, что при составлении плана обучения нужно учитывать не детский интерес, а интересы патриархального крестьянства. При этом он считал, что интересы патриархального крестьянства равноценны потребностям всего крестьянства в целом. Народная школа, считал теперь Толстой, должна давать детям только знания русской и славянской грамоты, учить счету и закону божьему. В каждом крестьянском ребенке он видел гения, творца и призывал людей дать волю мысли каждого ребенка. Наконец, в последние годы своей жизни Толстой снова изменил мнение относительно этого вопроса. Теперь самым главным в обучении Лев Николаевич считал религиозно-нравственное воспитание на основе настоящего, чистого христианства. Толстой называл пустой школу, где учили только чтению, письму, грамматики и другим общим предметам, но не касались нравственных и религиозных вопросов. Л. Н. Толстой не разделял для себя понятия обучение и воспитание. По мнению Толстого всякое обучение действует на ребенка воспитательно, и нельзя передавать знания не воспитывая. В годы своей юности Толстой делал разграничение между воспитанием и обучением, но затем он сам подверг критике свои прежние взгляды, сказав, что это разграничение он сделал искусственно. Придя к выводу, что всякое обучение воспитательно, Л. Н. Толстой в своих статьях стал требовать, чтобы “в основу воспитания и образования было положено религиозно-нравственное учение всепрощения, смирения, непротивления злу насилием и т. п.” [4] По поводу методике обучения Л. Н. Толстой высказывался очень интересно, и много из его идей достойны воплощения в жизнь. Великий педагог утверждал, что только тот метод преподавания хорош, которым довольны сами ученики. Из его дневников видно, как метод, идеально подходивший учителю, совершенно недоступен был детям. Толстой также говорил, одного метода в преподавании недостаточно. Метода, который обладал универсальными качествами и подходил на все случаи жизни, не существует. Понимая это, Толстой советовал учителям применять разнообразные методы обучения, экспериментировать и находить новые способы передачи знаний. Когда учитель проявляет творчество в своей практической педагогической деятельности, его школа автоматически становится педагогической лабораторией. Именно такие школы и хотел видеть Л. Н. Толстой в каждом уголочке его родины. Среди различных методов обучения Толстой особо выделял живое слово учителя. По мнению знаменитого писателя, рассказ талантливого учителя гораздо больше даст ребенку знаний, чем сухие данные в учебнике. Толстой призывал учителей проводить с ребятами непринужденные беседы на разные темы, так как дружественная обстановка в классе благотворно влияет на детей. Также Толстой особо много внимания уделял развитию творчества детей. Он рекомендовал задавать детям самостоятельные сочинения на различные темы. Причем Толстой указывал, что темы типа “Как я провел лето” самые эффективные. Ребенку легче писать про события, оставившие след в его душе, явления, чем про вазочку, стоявшую прямо перед его глазами. Это все интересно и подробно описано в знаменитых педагогических статьях Л. Н. Толстого. Толстой призывал вести урок так, чтобы все ученики успевали. Чтобы обучение было успешным и эффективным, необходимо, по мнению Толстого, соблюдать следующие правила: не нужно говорить ребенку о том, чего он не знает и не понимает, а также о том, с чем он уже так хорошо знаком; необходимо там, где учатся дети избегать непривычных предметов и лиц; необходимо следить за тем, чтобы ребенок не стыдился своих одноклассников, а сохранял с ними простые дружеские отношения. Строго запрещается наказывать детей за провинности и непонимание. Толстой на своем опыте убедился, что наказание только усугубляет агрессию ребенка. Поэтому он был яростным противником наказаний в школе, в то время как повсеместно в школах царил палочный метод. Также Толстой утверждал, что для успешного проведения урока, не нужно переутомлять ребенка, необходимо следить, чтобы урок не был слишком труден для ребенка, так как он потеряет надежду выполнить задание и опустит руки, и в то же время следить за тем, чтобы урок не был слишком легок, так как здесь у ребенка не будет стимула продолжать дальше. Нужно стараться, чтобы ребенок был весь поглощен уроком, давать задания, которые позволяют мыслить творчески и узнавать что-то новое. Говоря о правилах, Л. Н. Толстой призывал учителей не давать правила сразу же на первом уроке новой темы, а чтобы усваивали правила сознательно. Ученики должны сами выводить правила, используя полученные знания и умело оперируя ими. Как справедливо полагал Толстой, в этом случае знания и системное их выражение останется в голове у ребенка на долгие годы. Отношение Толстого к принципу наглядности в обучении было неоднозначным. С одной стороны он призывал проводить с детьми многочисленные опыты, экскурсии, показы. Толстой хотел привить детям наблюдательность и довольно широко практиковал это в своей школе. Но в то же время он довольно резко критиковал “предметные уроки” в Германии, где детей учили по картинкам и пытали требованием умного ответа на глупо поставленный вопрос. Также резко критически Толстой относился к звуковому методу обучения грамоте, которые рекомендовали лучшие российские педагоги, такие как Ушинский, Бунаков и многие другие. Толстой, в противоположность им, говорил, что “согласная буква без гласной не может бы произнесена”. [4] Проверка, проведенная Московским комитетом грамотности, по инициативе Л. Н. Толстого, показала, метод обучения Толстого и звуковой метод никак не меняют показатель знаний детей двух проверяемых школ. Степень грамотности тех учеников и учеников Л. Н. Толстого была одинаковой. Взгляды Толстого на сообщение детям новых понятий также претерпевали изменения. Вначале Толстой считал, объяснять ребенку новые слова, новые термины не нужно. Педагог все равно неправильно это сделает и в голове у ребенка останется субъективное представление. Это, по мнению писателя, противоречит внутренней свободе ученика. Толстой утверждал, что дети могут приобретать новые знания сами и “... только бессознательным путем”. [10] Школа, по его мнению, должна только классифицировать и приводить в порядок понятия, бессознательно усвоенные в жизни. Толстой придавал огромное значение практическому опыту детей и даже переоценивал детские способности. Школа не должна и не может давать детям новые понятия, утверждал Толстой. Однако его собственная педагогическая деятельность стоит в разрез с этими мыслями. В своей Яснополянской школе Толстой, опираясь на жизненный опыт ребятишек и их впечатления, полученные извне, давал детям все новые и новые знания, понятия. В 70-тых годах изменил свое мнение относительно этого вопроса. Теперь он считал вполне допустимым сообщать детям новые определения и понятия, если ученики достаточно подготовлены их осознать и усвоить. Толстой говорил о свободе ребенка очень красноречиво. Свободу в педагогике он представлял в позволении ребенку самопроизвольно раскрывать высокие нравственные качества, свободное выражение ребенком чувств, мыслей, в позволении ребенку ходить или не ходить на занятия, заниматься или не заниматься тем или иным делом. Однако он не отрицал возможность педагогического влияния на детей. Тут же Толстой не подвергает сомнению изучение религии в школе. А пропаганда религии, равно как и навязывание чего- нибудь, просто недопустимо в школах, где практикуется свободное воспитание. Надо признать, что Толстой, отстаивая до конца теорию свободного воспитания, выступая против любого насилия над ребенком, требуя развития творчества детей, все же противоречил себе, так как религиозное воспитание как раз давит на личность ребенка и зачастую порабощает его сознание. 3. Педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого. Толстой 22 лет от роду открывает в Ясной Поляне, родовом имении, школу для крестьянских детей. Первый опыт оказался непродолжительным. С весны 1851 г. Толстой - на армейской службе. Вскоре, после окончания Крымской войны, выйдя в отставку, он возобновляет учебную работу, но уже с большим числом крестьянских детей. И наблюдения Толстого-писателя за поведением ребенка, подростка, юноши, и школьные опыты Толстого-учителя подсказали ему, что обучение - дело непростое. Он обращается к специальной литературе, вступает в контакты с деятелями просвещения, начинает интересоваться опытом разных стран. В 1857 году Толстой предпринимает первое путешествие в Европу: посещает Германию, Францию, Швейцарию. А в 1860 году он вторично едет за границу. Он назвал эту поездку “путешествием по школам Европы”. Толстой посетил тогда Германию, Францию Швейцарию, Англию, Бельгию. Свои впечатления от виденного он выразил словами: “Я мог бы написать целые книги о том невежестве, которое видал в школах Франции, Швейцарии и Германии”. Эта поездка окончательно утвердила желание иметь свою школу. И это произошло, в 1859 году Яснополянская школа распахнула свои двери навстречу первым ученикам. Поначалу намерение графа организовать в своем доме бесплатную школу было встречено крестьянами с недоверием. В первый день лишь 22 ребенка несмело переступили школьный порог. Но прошло пять-шесть недель, и число учеников возросло более чем в три раза. Учеба здесь сильно отличалась от обычных школ. Дети крепостных крестьян в то время учились в основном у дьячков и отставных солдат. Главным средством побуждения к учебе был страх наказания. Толстой же построил обучение на полной свободе учеников. “Образование, - утверждал он, - есть потребность всякого человека. Поэтому образование может быть только в форме удовлетворения потребности. Вернейший признак действительности и верности пути образования есть удовольствие, с которым оно воспринимается. Образование на деле и в книге не может быть насильственно и должно доставлять наслаждение учащимся”. [9] Занятия начинались в 8-9 часов утра. В полдень - перерыв на обед и отдых. Затем снова занятие еще 3-4 часа. Каждый учитель давал ежедневно 5-6 уроков. Уходить ученики могли, когда захочется, даже прямо с урока. В зависимости от возраста, подготовленности и успехов ученики делились на три группы: младшую, среднюю, старшую. Ученик не имел строго определенного для него места. Каждый садился там, где ему хотелось. Заданий домой не задавали. Преобладающей формой занятий был не урок в обычном смысле, а свободная беседа с учениками: в ходе ее дети обучались чтению, письму, арифметике, закону божьему, усваивали грамматические правила, доступные для их возраста сведения по истории, географии, природоведению. Их обучали также рисованию, пению. Содержание обучения изменялось в соответствии с развитием детей, возможностями школы и учителей, желанием родителей. Сам Лев Николаевич преподавал в старшей группе математику, физику, историю, некоторые другие предметы. Чаще всего знания по основам науке он излагал в форме рассказа. Этим методом обучения Толстой владел в совершенстве. Его рассказы были полны яркостью, искренностью и эмоциональностью. Ни за плохое поведение, ни за плохую успеваемость детей в Яснополянской школе не порицали. Толстой в своем отчете описывает случай, когда он наказал мальчика-вора, повешав на него позорную табличку. В результате мальчик не только не задумался над своим поведением, но и еще больше обозлился на всех учеников и вообще людей. И тут Толстой еще раз убеждается, что наказывать, публично унижать ребенка небезопасно для его. Наказание моральное или физическое всегда порождает агрессию. Агрессия, в свою очередь, ни к чему хорошему не приводит. Принципиальным отличием Яснополянской школы было ее отношение к знаниям, умениям, навыкам, приобретенными детьми вне школы. Образовательное значение их не только не отрицалось, как это делалось в большинстве других школ, напротив - рассматривалось как необходимая предпосылка успеха школьной деятельности. Яснополянская школа для крестьянских детей помещалась рядом с домом писателя - во флигеле, который сохранился до наших дней. Это было небольшое помещение, куда дети могли приходить или не приходить. За прогулы никто детей не наказывал. Один из ее учеников, Василий Морозов, рассказывает: “В школе у нас было весело, занимались с охотой. Но еще с большей охотой, нежели мы, занимался с нами Лев Николаевич. Так усердно занимался, что нередко оставался без завтрака. В школе вид он принимал серьезный. Требовал от нас чистоты, бережливости к учебным вещам и правдивости. Не любил, если кто из учеников допускал какие-нибудь глупые шалости... Любил, чтобы на вопрос ему отвечали правду, без задней выдумки... Порядок у нас был образцовый за все три года”. [9] Толстой считал, что ученики начальной школы должны получать широкий круг знаний. В Яснополянской школе изучались двенадцать предметов: чтение, письмо, грамматика, русская история, математика, рисование, беседы из естественных наук, черчение, пение и другие. Толстой стремился также привить детям трудовые навыки. Для этого он выделил участок земли, который обрабатывали школьники. Ребята посеяли и вырастили лен, горох, морковь, репу и сами убрали урожай. По словам очевидцев, они работали здесь с радостью, ибо не видели барщины, которая была отменена Толстым в Ясной Поляне до реформы 1861 года. Яснополянская школа была полной противоположностью казенным школам - русским и зарубежным. В ней царил дух сознательной дисциплины, который ревностно охранялся и развивался самими учениками, очень любившими свою школу и своего учителя – Льва Толстого. Быть учителем в Ясной Поляне оказалось гораздо сложнее, чем в школе с жестким расписанием уроков, принудительной дисциплиной, набором известных средств поощрения и наказания. Здесь от учителя требовалось постоянное нравственное и интеллектуальное напряжение, умение в данный момент учитывать состояние и способности каждого из своих воспитанников. От учителя требовалось педагогическое творчество. Очень скоро школа в Ясной Поляне, благодаря необычайно быстрым успехам детей, приобрела самую лучшую репутацию у окрестных крестьян, так что к Толстому порой возили учеников за 50 верст. Педагогическая деятельность Толстого не ограничивалась Ясной Поляной. Он несколько раз прерывался, чтобы заняться иной деятельностью. По его инициативе в Крапивенском уезде Тульской губернии действовало не менее двадцати народных школ. Его опыты, для того времени столь необычные, привлекали к себе внимание общественности, русской и зарубежной. В Ясную Поляну приезжали учителя из многих стран. Их притягивали гуманстические идеи Яснополянской школы. Лев Толстой издавал специальный педагогический журнал “Ясная Поляна”. Программа его включала описание новых приемов обучения, новых принципов административной деятельности, распространения книг среди народа, анализ свободно возникающих школ. Он приглашал к сотрудничеству в журнале учителей, смотрящих на свое занятие не только как на средство существования, не только как на обязанность обучения детей, но как на область испытания для науки педагогики. Толстой опубликовал в журнале многие свои статьи. Толстой написал одиннадцать статей, в которых показал ошибочность системы народного образования в царской России и в буржуазных странах Западной Европы, одновременно изложив свои педагогические взгляды. Он убедительно доказал, что правящие классы ни в России, ни в зарубежных странах не заботятся о настоящем образовании детей из народа, что школы не отвечают интересам народа. Толстой писал тогда, что русским людям необходимо народное образование, народные школы и училища. Писатель задумал создать “Общество народного образования”, целью которого должно было явиться “Распространение образования в народе”. Но царское правительство не дало на это разрешения, и тогда Толстой написал, что он хотя бы и один, но будет составлять “тайное общество народного образования”. Толстой целиком посвятил себя работе в школе и изданию педагогического журнала “Ясная Поляна”. Вот отрывок из его статьи, дающий хорошее представление об этой школе. “Уже давно виднеются из школы огни в окнах, и через полчаса после звонка, в тумане, в дожде или в косых лучах осеннего солнца, появляются на буграх... темные фигурки, по две, по три, и поодиночке... Дорогой почти никогда я не видал, чтобы ученики играли - нечто кто из самых маленьких или из вновь поступивших... С собой никто ничего не несет - ни книг, ни тетрадок. Уроков на дом не задают. Мало того, что в руках ничего не несут - им нечего и в голове нести. Никакого урока, ничего, сделанного вчера, он не обязан помнить нынче. Его не мучит мысль о предстоящем уроке. Он несет только себя, свою восприимчивую натуру и уверенность в том, что в школе нынче будет весело так же, как вчера. Он не думает о классе до тех пор, пока класс не начался. Никогда никому не делают выговоров за опаздывание, и никогда не опаздывают, нешто старшие, которых отцы другой раз задержат дома какой-нибудь работой. И тогда этот большой рысью, запыхавшись, прибегает в школу”. [9] Однако деятельность Толстого вызывала недовольство властей. Во время его отъезда на кумысолечение в Башкирию в Ясной Поляне был произведен обыск. Узнав об этом, Л. Толстой обратился к Александру 11, протестуя против жандармского произвола. Через какое-то время от царя в Ясную Поляну приезжал жандармский офицер с извинениями. Но продолжать после случившегося учительскую деятельность было невозможно. Преследования за педагогическую деятельность со стороны властей и окрестных помещиков не прекращались. Толстой был подавлен таки жестоким и несправедливым отношением к его дело. И в ответ на действия властей Толстой прекращает преподавать в школах и выпускать журнал. Направление журнала “Ясная Поляна” было сочтено как ломающее все основные правила религии и нравственности, и вышедший в декабре 1862 году двенадцатый его номер оказался последним. В 70-е годы Толстой создает “Азбуку” и “Новую азбуку”, ради которой прерывает даже работу над “Анной Карениной”. Давно вынашивал Толстой замысел учебной книги для самых маленьких. Общий план, ее содержание и логическая структура разрабатывались довольно долго. Об этом занятии часто говорил с волнением: “Что из этого выйдет - не знаю, а положил в него всю душу”. С “Азбукой” связывал Толстой самые смелые и светлые надежды, полагая, что несколько поколений русских детей, от мужиков до царских, будут учиться по ней, получая первые поэтические впечатления. Толстой даже высказался в таком роде: “Написав эту “Азбуку”, мне можно будет спокойно умереть”. [9] “Азбука” графа Л. Толстого стала событием в педагогике. Она в значительной степени оправдала надежды автора. А между тем многим казалось, что начальное обучение - дело недостойное таланта великого писателя. Значение нового педагогического труда не сразу было понято и оценено современниками. Однако Толстой был убежден, что с первой ступени обучения начинается и духовное развитие ребенка. Будет ли учение для ребенка радостным, возникнет ли у него бескорыстный интерес к познавательной деятельности, будет ли он впоследствии ставить духовные ценности выше материальных благ - все это во многом зависит от его первых шагов в мир знания. Развитие духовного начала без школы едва ли может состояться. Это ее приоритетная задача, более важная, чем сообщить некую сумму знаний. Вот ее решать и стремился Толстой своей “Азбукой”. В “Азбуке” были поучающие рассказы на разные темы, в том числе и о физике, природе. Многие рассказы пронизаны религиозной тематикой. “Азбука” графа Л. Н. Толстого - комплекс учебных материалов из четырех книг. Это своеобразная энциклопедия, объясняющая детям окружающий мир. Художественно обогащая, она раскрывала основные понятия физики, химии, ботаники, зоологии, рассказывала о жизни растений, внешних чувствах человека и животных, явлениях магнетизма, электричества и многом другом. “Азбука графа Л.Н.Толстого” возбудила среди методистов горячие споры. “Новая азбука” - новый комплекс учебных материалов - была более универсальной, усовершенствованной в результате полемики с оппонентами. Она получила позитивную оценку в прессе, была допущена министерством в народные школы. При жизни Толстого она выдержала свыше тридцати изданий. 4. Лев Николаевич Толстой – гордость всей России. Лев Николаевич Толстой – гениальный русский писатель, педагог, безумно много сделавший для России, для русских детей и для русского образования в целом. Веря в свои идеалы и лучшую жизнь, он с силой настоящего льва защищал их и стремился донести информацию людям. Лев Толстой никогда не был пустым теоретиком, не сделавшим ничего реального для своей страны, дома, семьи, детей. Толстой всю свою жизнь посвятил работе: он преподавал, был инициатором многих проектов, писал романы, статьи, выпускал книги для детей, разрабатывал различные методы обучения; в его доме всегда было много детей, с которыми он душевно разговаривал, помогал разобраться в сложных вопросах. Его взгляды развивались в кипучей действительности, его взгляды – самая жизнь, противоречива и изменчива, но всегда глубока и мудра. О Толстом писали многие великие писатели, педагоги, политики. Ленин блестяще выявлял все промахи и неточности во взглядах Толстого, объяснял их с разных сторон. Также о Толстом писала Крупская. По ее мнению, знать творчество Л. Толстого нужно знать всем начинающим учителям, каких бы взглядов они ни придерживались бы. Действительно, Л. Толстой высказывал ценные мысли, предлагая давать детям свободу выбора, требуя равноправия между крестьянами и баронами. Читая художественные и педагогические произведения Л. Н. Толстого, можно изучать целую эпоху крестьянской революции. Толстой вобрал в себя все чувства, боли и страдания всего народа того времени. Россия никогда не могла похвастаться хорошо устроенной экономикой, мудрыми и человечными правителями, но только здесь, на русской земле, рождались великие гениальные поэты, писатели, учителя, о которых знает весь мир, труды которых никогда не утратят своей актуальности. Одним из таких великих людей и является Лев Николаевич Толстой, великий писатель, педагог, чуткий психолог и искусный знаток детской души. Список используемой литературы: 1. Вейкшан В. А. “Л. Н. Толстой о воспитании и обучении”. Москва – 1953 г. 2. Гончаров Н. К. “Педагогические идеи и практика Л. Н. Толстого в книге “Историкопедагогические очерки”” М.1963 г. 3. Гусев Н. Н. “Лев Николаевич Толстой”. Москва – 1963 г. 4. Константинов Н. А. и другие “История педагогика”. Москва – 1982 г. 5. Ломунов К.Н. “Лев Толстой. Очерк жизни и творчества” М. – 1984 г. 6. Ольховый Б. “Л. Н. Толстой. К столетию со дня рождения // Народный учитель. 1928 год. № 9. 7. Опульская Л. Д. “Л. Н. Толстой”. – М.: Наука, 1979 г. 8. Самойличенко Н. В. “Идеи свободного воспитания в наследии Ж. Ж. Руссо, Л. Н. Толстого, К. Н. Вентцеля”. Иркутск – 2000 год. 9. Толстой Л. Н. “Педагогические сочинения”. Москва – 1989 г. 10. Толстой Л. Н. “Педагогические сочинения”. Москва – 1953 г. 11. Толстой Л. Н. Собр. соч. в 22-х т. М.: Художественная литература. 12. Толстой Л. Н. “Детство. Отрочество. Юность”. Там же. – Т –1. 13. Толстой Л. Н. “Моя жизнь”. Там же. Т. – 10. 14. Толстой Л. Н. “Кому у кого учиться писать крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?” Там же. – Т. 15. 15. Толстой Л. Н. “Что такое искусство?” Там же. 16. Толстой Л. Н. “Воспитание и образование” Там же. Т. – 16. 17. Толстой Л. Н. “Прогресс и определения образования”. Там же. Т. - 16. 18. Толстой Л. Н. “Исповедь”. Там же. Т. – 16. 19. Толстой Л. Н. “О народном образовании”. Там же. Т. – 16. 20. Толстой Л. Н. Дневники. Там же. Т. – 21, 22. 21. Шацкий С. “Толстой - педагог”. Пед .соч. т.3. 1964 г. 22. Шкловский В. Б. “Лев Толстой”. Москва – 1963 г.

works.tarefer.ru

26. Л.Н. Толстого

26.Педагогические взгляды и деятельность Л.Н. Толстого.

Среди тех, кто во второй половине XIX в. занимался вопросами образования и воспитания подрастающего поколения, особая роль принадлежит Льву Николаевичу Толстому (1828-1910).

Деятельность на ниве народного просвещения составила заметный отрезок жизни великого русского писателя и философа. Эта деятельность сложилась из нескольких этапов: 1859-1861 гг., 1861-1862 гг., 1872-1874 гг. и два последних десятилетия жизни. В течение 1859-1862 гг. Толстой заботится об учрежденной им школе для крестьянских детей, основывает филантропическое общество народного образования, изучает опыт российской и западноевропейской школы, ведет педагогические исследования. На протяжении 1872-1874 гг. Толстой, вновь обратившись к вопросам просвещения, пишет учебники для начальной школы, участвует в деятельности Московского общества грамотности, подготовке учителей для народной школы. В это время и в дальнейшем Толстой, исходя из идей "свободного воспитания", вносил в них коррективы в соответствии со своими социально-философскими воззрениями.

Открывая в 1859 г. в Ясной Поляне школу для крестьянских детей, Толстой полагал, что его общественный долг -нести крестьянам просвещение. Он видел себя барином, которому следует поделиться с крестьянами образованием, которое он имел сам: "Нам нужно Марфутку и Тараску выучить хотя бы немножечко тому, что мы сами знаем".

Спустя два года педагогические взгляды Толстого резко изменились. После поездки за границу, размышлений над педагогическим опытом Запада, Толстой обратился к руссоистским идеям "свободного воспитания". Он исходил из того, что отечественная школа нуждается в реформировании, при котором будут подчеркнуты ее национальные особенности и учтены социальные перемены: " Прекрасная школа для степной русской деревни... будет плоха для парижанина, и самая лучшая школа XVIII в. будет самой дурной школой в настоящее время".

Толстовское понимание своеобразия русской начальной школы для крестьян постепенно расходилось со взглядами реформаторов-шестидесятников. В начале 1860-х гг. Толстой признавал целесообразным включать в программу народной школы, помимо счета, письма и религии, также историю, географию, рисование, черчение, пение. Позже однако он склоняется к мысли о необходимости ограничить программу народной школы грамотой и счетом ("и ничего, кроме этого"). Эта мысль возникла из убеждения, к которому пришел Толстой: образование крестьян должно соответствовать их естественной патриархальной жизни, идеалы которой противоположны детищу цивилизации - развитой системе школьного образования.

Главный пункт педагогической концепции Толстого - идея "свободного воспитания". Свои взгляды он изложил в ряде статей, помещенных в журнале "Ясная Поляна". Вслед за Руссо Толстой высказывал убеждение в совершенстве детской природы, которой воспитание лишь вредит ("здоровый ребенок родится на свет, вполне удовлетворяя... требованиям безусловной гармонии"; "воспитание портит, а не исправляет человека"). Он утверждал, что воспитание есть прежде всего саморазвитие. Задача воспитателей - оберегать гармонию, которой человек обладает от рождения. Надо предоставить ребенку максимальную свободу, покончив с традиционным стилем принуждения и наказания. Скудные плоды регулярного образования представляют куда меньшую ценность, чем самообразование. Учитель не должен руководить нравственным воспитанием учащихся: "Критериум педагогики есть только один – свобода". Идеальную школу Толстой представлял себе как свободное содружество, где одни сообщают знания, а другие свободно воспринимают их. Таким образом, функция школы - свободное обучение. Лучшая школа такая, где детям предоставлена свобода учиться или не учиться.

Но толстовское понимание "свободного воспитания" существенно отличается от руссоистского. Русский мыслитель видел свободу не в воспитании вне цивилизации, а напротив, -в условиях общественной свободной жизни. Именно так он попытался организовать деятельность школы в Ясной поляне.

С начала 1870-х гг. в педагогических суждениях Толстого появился диссонанс с идеями "свободного воспитания". Он отказывается от ряда прежних оценок функций школьного образования. Если ранее Толстой полагал, что школа должна осуществлять лишь задачи обучения, то теперь приходит к выводу, что учителю следует не только учить, но и воспитывать. Он допускает исключение из правил "свободного воспитания", когда говорит о роли религии в нравственном становлении человека. Толстой признает религию как "единственно законное и разумное основание воспитания".

В дидактических указаниях Толстого выдвинут принцип учета особенностей ребенка и его интересов. Критикуя традиционное образование за пренебрежение этим принципом, Толстой писал: " Учитель всегда невольно стремится к тому, чтобы выбрать для себя удобный способ преподавания. Чем способ преподавания удобнее для учителя, тем он неудобнее для учеников. Только тот способ преподавания верен, которым довольны ученики". В "Азбуке" он развивает свою мысль, подчеркивая, что с учащимися не следует говорить о предметах хорошо знакомых, поскольку это убивает у них интерес. Он советует меньше прибегать в преподавании к абстракциям, которые также снижают мотивацию обучения, и чаще обращаться к жизненному опыту ребенка.

Попытку осуществить свои педагогические замыслы Л.Н. Толстой предпринял в Яснополянской школе. Он организовал школу на основах любви к детям, веры в их творческие способности, отсутствия давления на личность ребенка. Занятия в школе были построены так, чтобы учение стало для детей радостным и желанным, пробуждало любознательность, самостоятельность мышления и глубину чувств. В радостях и веселье, в скорых успехах крестьянские дети тесно сблизились с Толстым. Он учил детей и одновременно учился у них выражать непроизвольное естественное движение мысли и чувств.

В Яснополянской школе домашние уроки не задавались. Ученик шел в школу, неся "только себя, свою восприимчивую натуру и уверенность в том, что в школе нынче будет весело так же, как вчера". Выговоров ученикам за опоздание не делали, да они, впрочем, почти никогда и не опаздывали. Традиционные уроки были заменены увлекательными образными художественными рассказами учителя, индивидуальными и совместными творческими сочинениями учащихся, оживленными беседами.

Вот как описывает Толстой начало учебного дня в своей школе: "Учитель приходит в комнату, а на полу лежат и пищат ребята... "Петр Михайлович! - кричит снизу кучи голос входядцему учителю, - вели им бросить". "Здравствуй, Петр Михайлович!" - кричат другие, продолжая свою возню. Учитель берет книжку, раздает тем, которые с ним пошли к шкапу; из кучи на полу верхние, лежа, требуют книжку. Куча понемногу уменьшается".

В школе царил "свободный беспорядок". Расписание было, но не соблюдалось. Ученик был вправе не приходить на занятия и не слушать учителя. В свою очередь преподаватель был волен не пускать ученика в класс. Порядок и программу обучения согласовывали с детьми. Учителя составляли недельный план по школьным предметам (чтение, письмо, чистописание, грамматика, священная история, русская история, математика, беседы по естественным наукам, рисование, черчение, пение). Планы также могли корректироваться по желанию учеников. Например, их любимым занятием было сочинение стихов. Занятия шли по утрам и вечерам, 7-8 часов. Они строились в форме свободных бесед учителя с учениками.

Небольшой коллектив учителей работал дружно и согласованно.

Сам Толстой преподавал в старшем классе математику и историю, проводил физические эксперименты.

Яснополянская школа добивалась прекрасных результатов. В три месяца дети приобретали умение бойко читать. Ученики не знали страха перед учителем. Если кто-либо делал особые успехи, учитель от избытка чувств мог подхватить отличившегося под мышки и посадить на шкаф. На переменах учитель катался с ребятами на коньках, вертелся на турнике. Ребят звали шутливыми кличками: "Васька-карапуз", "Мурзик", "Обожженное ушко" и пр. На уроках поддерживался дух равноправия. Учитель, например, мог попросить ребят написать рассказ по пословице, а те ему в ответ говорили: "А ты сам попробуй напиши",- и учитель принимался писать.

studfiles.net