12.2. Распад ссср и его последствия для остального мира. Каково значение распада ссср для стран мира


12.2. Распад ссср и его последствия для остального мира

В 80–90-х годах эпицентром широкомасштабных событий и процессов, имеющих всемирно-историческое значение, стали Восточная Европа и СССР. Речь идет об антитоталитарных революциях в восточноевропейских социалистических странах и распаде Советского Союза и советского военно-политического блока. Эти события по времени совпали с началом качественных изменений не только в геостратегической структуре, сложившейся в послевоенные десятилетия, но также в общественно-политической жизни развитой зоны мира.

Можно сказать, что распад СССР стал одновременно и последним мощным стимулом, и следствием процессов и явлений, приведших к таким изменениям. Радикальное изменение геополитической ситуации во всепланетарных масштабах произошло практически без единого выстрела. Самым впечатляющим его следствием стал конец холодной войны и состояния фронтальной системной конфронтации двух мощных военно-политических блоков.

Но возникает вопрос: какая из сторон и какие именно факторы сыграли в этом решающую роль? Данный вопрос весьма сложный — на него нельзя дать однозначный ответ. В отечественных и зарубежных материалах СМИ и публицистической литературе в настоящее время преобладает тезис, согласно которому Америка и возглавляемый ею свободный мир одержали сокрушительную победу в холодной войне над могущественным противником в лице советской тоталитарной империи. Для правильного понимания тенденций развития постбиполярного мира этот тезис нуждается в немаловажных оговорках, поскольку реальное положение значительно сложнее. Нельзя отрицать, что Америка и Запад в целом вышли победителями в историческом соревновании с СССР и коммунистической системой. Но тем не менее попытаемся разобраться в этом вопросе.

Большую значимость с рассматриваемой точки зрения приобретает наблюдавшаяся с середины 70-х годов тенденция к пересмотру роли государства в экономической и социальной сферах почти во всех индустриально развитых странах. Это объясняется тем, что конец 70-х–начало 80-х годов стали тем рубежом, когда система государственного вмешательства в том виде, в каком она утвердилась и функционировала на Западе в течение всего XX в., достигла своего апогея и, в определенных аспектах исчерпав себя, очутилась в глубочайшем кризисе.

Показателем этого явилась так называемая неоконсервативная волна 70–80-х годов, в ходе которой левые политические партии и движения были отодвинуты на задний план и во многих странах победу одержали правые и консервативные силы. Центральное место в их программах занимали установки на сокращение роли государства в экономике, децентрализацию, разгосударствление, денационализацию, приватизацию, возрождение частной инициативы, конкуренции, рыночных принципов в экономической и социальной сферах. Лозунгом дня стала формула «меньше — это лучше». Защита прав человека приобрела статус одной из основополагающих проблем государственной и международной политики.

Приход в 1980 г. к власти в США Р.Рейгана и его выбор на второй срок в 1984 г., победа три раза подряд консервативной партии во главе с М.Тэтчер в Великобритании, результаты парламентских и местных выборов в ФРГ, Италии, Франции показали, что идеи и лозунги, выдвигавшиеся этими силами, оказались созвучными настроениям довольно широких слоев населения, что речь идет о глубоком, не ограниченном национальными рамками явлении. Эти идеи и лозунги рано или поздно были подхвачены, по сути дела, всеми остальными ведущими социально-политическими силами, в том числе социал-демократическими и социалистическими партиями. Показательно, что в 80–90-х годах социал-демократические партии, находившиеся у власти, осуществляли фактически неоконсервативную экономическую политику денационализации, разгосударствления, децентрализации.

Кризис государственной централизовано-плановой экономики СССР и других социалистических стран стал одним из проявлений кризиса левизны вообще, охватившего все страны и регионы современного мира. Последние два–три десятилетия характеризовались неуклонным падением влияния левых движений и партий, в особенности коммунистов, в политической жизни развитых капиталистических стран. Среди факторов, оказавших негативное влияние на этот процесс, по-видимому, немалую роль сыграла ставшая к тому времени очевидной неудача социалистического эксперимента в СССР и других странах этого лагеря.

В 30-е годы успехи СССР в ликвидации безработицы и нищеты, введение социального законодательства, решение производственных задач на фоне экономического кризиса на Западе производили огромное впечатление на трудящихся. Однако в 70-е годы лозунги планирования, обобществления, централизации утратили привлекательность в свете очевидных трудностей, возникших в ходе строительства социализма. Напомним в данной связи, что так называемый реальный социализм во всех его национальных формах представлял собой воплощение в жизнь основополагающих идей и принципов левого полюса идейно-политического спектра, доведенных, так сказать, до логического конца. Если в либерально-демократических странах Запада они были довольно успешно уравновешены под влиянием консервативных и либеральных социально-политических сил, то в СССР и других социалистических странах, наоборот, прилагались все силы для того, чтобы «очистить» их от ненужных, «чуждых» напластований и свести к некому единому «изму» в лице марксизма-ленинизма.

В результате на Западе утвердилась смешанная экономика, органически сочетающая в себе различные элементы левизны, консерватизма и либерализма. В силу этого она приобрела открытость, гибкость и способность приспосабливаться к разным условиям. В странах же восточного блока левый проект был реализован в «чистом» виде. Сама логика утверждения и сохранения этой «чистоты» диктовала постоянный крен в сторону централизации и огосударствления системы, ее унификации и закрытия. Поэтому естественно, что на рубеже 70–80-х годов, когда левизна и ее детище — система государственного вмешательства на Западе — достигли предела своего развития и очутились в кризисе, на повестку дня встал вопрос об их ревизии и приспособлении к новым условиям.

На Востоке же сама постановка вопроса о ревизии или изменении системы не могла не расшатать ее основополагающие принципы, поскольку любое изменение могло быть осуществлено лишь в направлении, обратном огосударствлению, централизации и планированию. А последовательное движение в этом направлении в конечном итоге должно было привести к открытости, плюрализму форм собственности и хозяйствования, децентрализации, разгосударствлению, приватизации, абсолютно несовместимым с самой природой тоталитарной, государственно-плановой экономики. Иначе говоря, если на Западе кризис предусматривал просто оздоровление, отсечение устаревших, изживших себя узлов, то на Востоке речь могла идти уже о нечто большем — если не о немедленном крахе, то во всяком случае о ползучей агонии.

Немаловажную роль в рассматриваемом контексте играла и природа советской политической системы, которая носила тоталитарный характер. По многим признакам она представляла собой по-своему совершенную конструкцию, где каждый кирпичик, каждый элемент был строго подогнан друг к другу. Но совершенство это было во многом иллюзорным и эфемерным. Стоило вынуть из нее только один единственный кирпичик, как она могла — что собственно и случилось — рухнуть в одночасье. Образно говоря, она не терпела возмущений как изнутри, так и извне. Идеальное состояние для ее нормальной жизнедеятельности и функционирования — это изолированность от внешних влияний.

Другими словами, опыт СССР и других социалистических стран показал, что тоталитарная система может существовать лишь в условиях более или менее полной экономической, политической и идеологической автаркии, т.е. фактической изоляции подавляющего большинства населения от процессов, разворачивающихся в остальном мире. Не случайно, что тоталитарная система переживала пору своего наивысшего восхождения именно в период, когда она достигла состояния более или менее полной закрытости. Это в целом 30–50-е и с некоторыми оговорками 60-егоды. Хотя надо иметь в виду, что в современном мире немыслимо полностью изолировать такую гигантскую страну, какой был СССР.

Далеко идущие последствия для судеб тоталитарной системы имела информационно-телекоммуникационная революция, которая начала развертываться во второй половине 70-х годов. Уже примерно со второй половины 60-х годов, несмотря на впечатляющие успехи, достигнутые страной в освоении космоса, достижении военно-стратегического равенства (или паритета) с США, начало все явственнее ощущаться, что главным препятствием на пути технологического и социально-экономического прорыва страны становится ее закрытость в отношении внешнего мира.

Информационно-телекоммуникационная революция с каждым годом увеличивала проницаемость государственных границ для потоков информации и идей. Глушение западных радиовещательных компаний становилось все более дорогостоящим и к тому же малоэффективным делом. Дальнейшее стремительное развитие радиотелекоммуникационных средств и множительных аппаратов неумолимо ставило под сомнение саму возможность сохранения в перспективе границ на замке. Становилось все более очевидным, что окостеневший и догматизированный марксизм-ленинизм не в состоянии сколько-нибудь серьезно сопротивляться мощному информационно-идеологическому наступлению Запада.

В результате на идеологическом и пропагандистском фронтах советская система начала сдавать одну позицию за другой. С подрывом идеологии оказалась подорванной и государствено-политическая система. Сначала военный разгром гитлеровской Германии, а теперь уже ставшая очевидной неудача социалистического эксперимента в СССР и других социалистических странах продемонстрировали, что тоталитаризм представляет собой тупиковый путь развития человечества.

Распад СССР, советского блока и социалистического содружества имели своим результатом конец разделения современного международного сообщества на три самостоятельных и нередко противостоящих друг другу мира. Развалилась сама идеолого-политическая ось двухполюсного миропорядка. Потеряло смысл само идеолого-политическое понятие «Запад». Япония и другие новые индустриальные страны АТР как бы снова «вернулись» в Азию и стали азиатскими государствами, способными строить свои отношения со всеми другими странами и регионами вне зависимости от тех или иных идеолого-политических соображений. Отпала также необходимость разделения мирового сообщества по идеолого-политическим или системным критериям на три отдельных мира.

studfiles.net

45. Распад ссср. Причины и последствия.

В марте 1990 г. на всесоюзном референдуме большинство граждан высказалось за сохранение Союза ССР и необходимость его реформирования. К лету 1991 г. был подготовлен новый Союзный договор, дававший шанс на обновление федеративного государства. Но сохранить единство не удалось.

Среди возможных причин называют следующие:

· СССР создавался в 1922г. как федеративное государство. Однако с течением времени он все более превращался в государство, управляемое из центра и нивелирующее различия между республиками, субъектами федеративных отношений. Проблемы межреспубликанских и межнациональных отношений игнорировались на протяжении многих лет. В годы перестройки, когда межнациональные конфликты приобрели взрывной, крайне опасный характер, принятие решений откладывалось вплоть до 1990—1991 гг. Накопление противоречий сделало распад неизбежным;

· СССР создавался на основе признания права наций на самоопределение, федерация строилась не по территориальному, а национально-территориальному принципу. В Конституциях 1924, 1936 и 1977 гг. содержались нормы о суверенитете республик, входивших в состав СССР. В условиях нараставшего кризиса эти нормы стали катализатором центробежных процессов;

· сложившийся в СССР единый народнохозяйственный комплекс обеспечивал экономическую интеграцию республик. Однако по мере нарастания экономических трудностей хозяйственные связи начали разрываться, республики проявляли тенденции к самоизоляции, а центр оказался не готов к подобному развитию событий;

· советская политическая система базировалась на жесткой централизации власти, реальным носителем которой было не столько государство, сколько Коммунистическая партия. Кризис КПСС, утрата ею руководящей роли, ее распад с неизбежностью вели к распаду страны;

· единство и целостность Союза в значительной степени обеспечивалась его идеологическим единством. Кризис коммунистической системы ценностей создал духовный вакуум, который был заполнен националистическими идеями;

· политический, экономический, идеологический кризис, который переживал СССР в последние годы своего существования, привел к ослаблению центра и усилению республик, их политических элит. Национальные элиты были по экономическим, политическим, личным мотивам заинтересованы не столько в сохранении СССР, сколько в его распаде. «Парад суверенитетов» 1990 г. ясно показал настроения и намерения национальных партийно-государственных элит.

Последствия:

· распад СССР привел к возникновению независимых суверенных государств;

· коренным образом изменилась геополитическая ситуация в Европе и во всем мире;

· разрыв хозяйственных связей стал одной из главных причин глубокого экономического кризиса в России и других странах — наследниках СССР;

· возникли серьезные проблемы, связанные с судьбой русских, оставшихся за пределами России, национальных меньшинств в целом (проблема беженцев и мигрантов).

1. Политическая либерализация привела к росту числа неформальных группировок, с 1988 г. включившихся в политическую деятельность. Прообразами будущих политических партий стали союзы, ассоциации и народные фронты разных направлений (националистические, патриотические, либеральные, демократические и т. п.). Весной 1988 г. сформировался Демократический блок, в который вошли еврокоммунисты, социал-демократы, либеральные группировки.

В Верховном Совете сформировалась оппозиционная Межрегиональная депутатская группа. В январе 1990 г. внутри КПСС сложилась оппозиционная демократическая платформа, члены которой стали выходить из партии.

Стали образовывать политические партии. Монополия КПСС на власть утрачивалась, с середины 1990 г. начался быстрый переход к многопартийности.

2. Распад социалистического лагеря («бархатная революция» в Чехословакии (1989), события в Румынии (1989), объединение Германии и исчезновение ГДР (1990), реформы в Венгрии, Польше и Болгарии.)

3. Рост националистического движения, Его причинами были ухудшение экономического положения в национальных регионах, конфликт местных властей с «центром»). Начались столкновения на национальной почве, с 1987 г. национальные движения приобрели организованный характер (движение крымских татар, движение за воссоединение Нагорного Карабаха с Арменией, движение за независимость Прибалтики и пр.)

В то же время был разработан проект нового Союзного договора, значительно расширяющего права республик.

Идея союзного договора выдвигалась народными фронтами прибалтийских республик еще в 1988 г. Центр воспринял идею договора позднее, когда центробежные тенденции набирали силу и налицо был «парад суверенитетов». Вопрос о суверенитете России был поставлен в июне 1990 г. на Первом съезде народных депутатов Российской Федерации. Была принята Декларация о государственном суверенитете РФ. Это означало, что Советский Союз как государственное образование теряет свою основную опору.

Декларация формально разграничивала полномочия центра и республики, что не противоречило Конституции. На практике же она устанавливала двоевластие в стране.

Пример России усилил сепаратистские тенденции в союзных республиках.

Однако нерешительные и непоследовательные действия центрального руководства страны не привели к успеху. В апреле 1991 г. союзный Центр и девять республик (за исключением Прибалтийских, Грузии, Армении и Молдавии) подписали документы, в которых декларировались положения нового союзного договора. Однако ситуация осложнялась начавшейся борьбой между парламентами СССР и России, превратившейся в войну законов.

В начале апреля 1990 г. был принят Закон Об усилении ответственности за посягательства на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства территории Союза ССР, которым устанавливалась уголовная ответственность за публичные призывы к насильственному свержению или изменению советского общественного и государственного строя.

Но почти одновременно с этим принят Закон О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР, регламентировавший порядок и процедуру выхода из состава СССР посредством референдума. Был открыт легальный путь выхода из Союза.

Съезд народных депутатов СССР в декабре 1990 г. проголосовал за сохранение СССР.

Однако распад СССР уже шел полным ходом. В октябре 1990 г. на съезде украинского Народного фронта была провозглашена борьба за независимость Украины; парламент Грузии, в котором большинство получили националисты, принял программу перехода к суверенной Грузии. В Прибалтике сохранялась политическая напряженность.

В ноябре 1990 г. республикам был предложен новый вариант союзного договора, в котором вместо Союза Советских Социалистических Республик упоминался Союз Советских Суверенных Республик.

Но одновременно были подписаны двусторонние соглашения между Россией и Украиной, взаимно признавшими суверенитет друг друга независимо от Центра, между Россией и Казахстаном. Создавалась параллельная модель союза республик.

4. В январе 1991 г. проводится денежная реформа, направленная на борьбу с теневой экономикой, но вызвавшая дополнительное напряжение в обществе. Население выражало недовольство дефицитом продовольствия и необходимых товаров.

Б.Н. Ельцин потребовал ухода в отставку Президента СССР и роспуска Верховного Совета СССР.

На март был назначен референдум по вопросу сохранения СССР (противники Союза подвергли его легитимность сомнению, призывая к передаче власти Совету Федерации, состоящему из первых лиц республик). Большинство голосовавших высказались за сохранение СССР.

5. В начале марта шахтеры Донбасса, Кузбасса и Воркуты начали забастовку, требуя отставки Президента СССР, роспуска Верховного Совета СССР, многопартийности, национализации имущества КПСС. Официальные власти не могли остановить начавшийся процесс.

Референдум 17 марта 1991 г. подтвердил политический раскол общества, кроме того, резкое повышение цен усилило социальную напряженность и пополнило ряды бастующих.

В июне 1991 г. проходили выборы Президента РСФСР. Был избран Б.Н. Ельцин.

Продолжалось обсуждение проектов нового Союзного договора: одни участники совещания в Ново-Огареве настаивали на конфедеративных принципах, другие — на федеративных. Предполагалось подписать договор в июле — августе 1991 г.

В ходе переговоров республикам удалось отстоять многие свои требования: русский язык перестал быть государственным, главы республиканских правительств участвовали в работе союзного кабинета министров с правом решающего голоса, предприятия военно-промышленного комплекса переходили в совместное ведение Союза и республик.

Много вопросов как о международном, так и о внутрисоюзном статусе республик оставались нерешенными. Неясными оставались вопросы о союзных налогах и распоряжении природными ресурсами, а также статус шести республик, не подписавших соглашение. Вместе с тем среднеазиатские республики заключали между собой двусторонние договоры, а Украина воздерживалась от подписания соглашения вплоть до принятия своей Конституции.

В июле 1991 г. Президентом России был подписан Указ о департизации, запретивший деятельность партийных организаций на предприятиях и учреждениях.

6. 19 августа 1991 г. создается Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП), заявивший о намерении восстановить порядок в стране и предотвратить развал СССР. Устанавливалось чрезвычайное положение, вводилась цензура. На улицах столицы появилась бронетехника.

Президент и парламент РСФСР отказались подчиняться распоряжениям ГКЧП, принимая собственные указы и распоряжения.

Нерешительность членов ГКЧП, раскол в войсках, сопротивление населения больших городов (Москвы, Ленинграда и др.), поддержка, оказанная Президенту РСФСР Ельцину рядом правительств стран мира, и пр. обусловили неудачу попытки восстановить порядок в стране.

Вернувшийся 22 августа в Москву Горбачев утратил политическую инициативу, влияние и власть. После августовских событий процесс распада СССР и ликвидации институтов центральной власти ускорился.

Был распущен ЦК КПСС, деятельность партии приостановлена, а затем запрещена Президентом России. Резко сокращена компетенция КГБ за счет изъятия у него ряда функций и управлений. Произошли существенные кадровые изменения в структурах власти и руководстве средствами массовой информации.

Вслед за провалом путча восемь республик заявили о своей независимости, а три вновь образованные прибалтийские независимые государства в сентябре были признаны СССР.

Стремясь сохранить Центр, Президент СССР предложил республикам новый вариант союзного договора. Но союз уже окончательно распался.

В декабре Президенты России, Украины и Белоруссии в Минске заявили о том, что Советский Союз более не существует и что ими образовано Содружество Независимых Государств (СНГ), открытое для всех государств бывшего Союза (Беловежское соглашение). Позже в СНГ вступили еще восемь республик, после чего Горбачев объявил о прекращении исполнения им функций Президента СССР.

studfiles.net

Распад СССР и его последствия для остального мира — МегаЛекции

В 80-90-х годах эпицентром широкомасштабных событий и процессов, имеющих всемирно-историческое значение, стали Восточная Европа и СССР. Речь идет об антитоталитарных революциях в восточноевропейских социалистических странах и распаде Советского Союза и советского военно-политического блока. Эти события по времени совпали с началом качественных изменений не только в геостратегической структуре, сложившейся в послевоенные десятилетия, но также в общественно-политической жизни развитой зоны мира.

Можно сказать, что распад СССР стал одновременно и последним мощным стимулом, и следствием процессов и явлений, приведших к таким изменениям. Радикальное изменение геополитической ситуации во всепланетарных масштабах произошло практически без единого выстрела. Самым впечатляющим его следствием стал конец холодной войны и состояния фронтальной системной конфронтации двух мощных военно-политических блоков.

Но возникает вопрос: какая из сторон и какие именно факторы сыграли в этом решающую роль? Данный вопрос весьма сложный - на него нельзя дать однозначный ответ. В отечественных и зарубежных материалах СМИ и публицистической литературе в настоящее время преобладает тезис, согласно которому Америка и возглавляемый ею свободный мир одержали сокрушительную победу в холодной войне над могущественным противником в лице советской тоталитарной империи. Для правильного понимания тенденций развития постбиполярного мира этот тезис нуждается в немаловажных оговорках, поскольку реальное положение значительно сложнее. Нельзя отрицать, что Америка и Запад в целом вышли победителями в историческом соревновании с СССР и коммунистической системой. Но тем не менее попытаемся разобраться в этом вопросе.

Большую значимость с рассматриваемой точки зрения приобретает наблюдавшаяся с середины 70-х годов тенденция к пересмотру роли государства в экономической и социальной сферах почти во всех индустриально развитых странах. Это объясняется тем, что конец 70-х-начало 80-х годов стали тем рубежом, когда система государственного вмешательства в том виде, в каком она утвердилась и функционировала на Западе в течение всего XX в., достигла своего апогея и, в определенных аспектах исчерпав себя, очутилась в глубочайшем кризисе.

Показателем этого явилась так называемая неоконсервативная волна 70-80-х годов, в ходе которой левые политические партии и движения были отодвинуты на задний план и во многих странах победу одержали правые и консервативные силы. Центральное место в их программах занимали установки на сокращение роли государства в экономике, децентрализацию, разгосударствление, денационализацию, приватизацию, возрождение частной инициативы, конкуренции, рыночных принципов в экономической и социальной сферах. Лозунгом дня стала формула «меньше - это лучше». Защита прав человека приобрела статус одной из основополагающих проблем государственной и международной политики.

Приход в 1980 г. к власти в США Р.Рейгана и его выбор на второй срок в 1984 г., победа три раза подряд консервативной партии во главе с М.Тэтчер в Великобритании, результаты парламентских и местных выборов в ФРГ, Италии, Франции показали, что идеи и лозунги, выдвигавшиеся этими силами, оказались созвучными настроениям довольно широких слоев населения, что речь идет о глубоком, не ограниченном национальными рамками явлении. Эти идеи и лозунги рано или поздно были подхвачены, по сути дела, всеми остальными ведущими социально-политическими силами, в том числе социал-демократическими и социалистическими партиями. Показательно, что в 80-90-х годах социал-демократические партии, находившиеся у власти, осуществляли фактически неоконсервативную экономическую политику денационализации, разгосударствления, децентрализации.

Кризис государственной централизовано-плановой экономики СССР и других социалистических стран стал одним из проявлений кризиса левизны вообще, охватившего все страны и регионы современного мира. Последние два-три десятилетия характеризовались неуклонным падением влияния левых движений и партий, в особенности коммунистов, в политической жизни развитых капиталистических стран. Среди факторов, оказавших негативное влияние на этот процесс, по-видимому, немалую роль сыграла ставшая к тому времени очевидной неудача социалистического эксперимента в СССР и других странах этого лагеря.

В 30-е годы успехи СССР в ликвидации безработицы и нищеты, введение социального законодательства, решение производственных задач на фоне экономического кризиса на Западе производили огромное впечатление на трудящихся. Однако в 70-е годы лозунги планирования, обобществления, централизации утратили привлекательность в свете очевидных трудностей, возникших в ходе строительства социализма. Напомним в данной связи, что так называемый реальный социализм во всех его национальных формах представлял собой воплощение в жизнь основополагающих идей и принципов левого полюса идейно-политического спектра, доведенных, так сказать, до логического конца. Если в либерально-демократических странах Запада они были довольно успешно уравновешены под влиянием консервативных и либеральных социально-политических сил, то в СССР и других социалистических странах, наоборот, прилагались все силы для того, чтобы «очистить» их от ненужных, «чуждых» напластований и свести к некому единому «изму» в лице марксизма-ленинизма.

В результате на Западе утвердилась смешанная экономика, органически сочетающая в себе различные элементы левизны, консерватизма и либерализма. В силу этого она приобрела открытость, гибкость и способность приспосабливаться к разным условиям. В странах же восточного блока левый проект был реализован в «чистом» виде. Сама логика утверждения и сохранения этой «чистоты» диктовала постоянный крен в сторону централизации и огосударствления системы, ее унификации и закрытия. Поэтому естественно, что на рубеже 70-80-х годов, когда левизна и ее детище - система государственного вмешательства на Западе - достигли предела своего развития и очутились в кризисе, на повестку дня встал вопрос об их ревизии и приспособлении к новым условиям.

На Востоке же сама постановка вопроса о ревизии или изменении системы не могла не расшатать ее основополагающие принципы, поскольку любое изменение могло быть осуществлено лишь в направлении, обратном огосударствлению, централизации и планированию. А последовательное движение в этом направлении в конечном итоге должно было привести к открытости, плюрализму форм собственности и хозяйствования, децентрализации, разгосударствлению, приватизации, абсолютно несовместимым с самой природой тоталитарной, государственно-плановой экономики. Иначе говоря, если на Западе кризис предусматривал просто оздоровление, отсечение устаревших, изживших себя узлов, то на Востоке речь могла идти уже о нечто большем - если не о немедленном крахе, то во всяком случае о ползучей агонии.

Немаловажную роль в рассматриваемом контексте играла и природа советской политической системы, которая носила тоталитарный характер. По многим признакам она представляла собой по-своему совершенную конструкцию, где каждый кирпичик, каждый элемент был строго подогнан друг к другу. Но совершенство это было во многом иллюзорным и эфемерным. Стоило вынуть из нее только один единственный кирпичик, как она могла - что собственно и случилось - рухнуть в одночасье. Образно говоря, она не терпела возмущений как изнутри, так и извне. Идеальное состояние для ее нормальной жизнедеятельности и функционирования - это изолированность от внешних влияний.

Другими словами, опыт СССР и других социалистических стран показал, что тоталитарная система может существовать лишь в условиях более или менее полной экономической, политической и идеологической автаркии, т.е. фактической изоляции подавляющего большинства населения от процессов, разворачивающихся в остальном мире. Не случайно, что тоталитарная система переживала пору своего наивысшего восхождения именно в период, когда она достигла состояния более или менее полной закрытости. Это в целом 30-50-е и с некоторыми оговорками 60-егоды. Хотя надо иметь в виду, что в современном мире немыслимо полностью изолировать такую гигантскую страну, какой был СССР.

Далеко идущие последствия для судеб тоталитарной системы имела информационно-телекоммуникационная революция, которая начала развертываться во второй половине 70-х годов. Уже примерно со второй половины 60-х годов, несмотря на впечатляющие успехи, достигнутые страной в освоении космоса, достижении военно-стратегического равенства (или паритета) с США, начало все явственнее ощущаться, что главным препятствием на пути технологического и социально-экономического прорыва страны становится ее закрытость в отношении внешнего мира.

Информационно-телекоммуникационная революция с каждым годом увеличивала проницаемость государственных границ для потоков информации и идей. Глушение западных радиовещательных компаний становилось все более дорогостоящим и к тому же малоэффективным делом. Дальнейшее стремительное развитие радиотелекоммуникационных средств и множительных аппаратов неумолимо ставило под сомнение саму возможность сохранения в перспективе границ на замке. Становилось все более очевидным, что окостеневший и догматизированный марксизм-ленинизм не в состоянии сколько-нибудь серьезно сопротивляться мощному информационно-идеологическому наступлению Запада.

В результате на идеологическом и пропагандистском фронтах советская система начала сдавать одну позицию за другой. С подрывом идеологии оказалась подорванной и государствено-политическая система. Сначала военный разгром гитлеровской Германии, а теперь уже ставшая очевидной неудача социалистического эксперимента в СССР и других социалистических странах продемонстрировали, что тоталитаризм представляет собой тупиковый путь развития человечества.

Распад СССР, советского блока и социалистического содружества имели своим результатом конец разделения современного международного сообщества на три самостоятельных и нередко противостоящих друг другу мира. Развалилась сама идеолого-политическая ось двухполюсного миропорядка. Потеряло смысл само идеолого-политическое понятие «Запад». Япония и другие новые индустриальные страны АТР как бы снова «вернулись» в Азию и стали азиатскими государствами, способными строить свои отношения со всеми другими странами и регионами вне зависимости от тех или иных идеолого-политических соображений. Отпала также необходимость разделения мирового сообщества по идеолого-политическим или системным критериям на три отдельных мира.

Конец холодной войны

В сущности холодная война пришла к своему естественному концу в реальностях, которые сделали устаревшими основополагающие условия, ее породившие, когда изменилась геополитическая конфигурация сил, осознавших невозможность действовать по правилам и императивам холодной войны. Поэтому было бы не совсем корректно и легкомысленно рассуждать о том, что СССР сдался на милость своего противника в результате его военного устрашения. Как отмечал Р.Гартхоф, «холодная война была выиграна не предпринятым Р.Рейганом наращиванием вооружений, не выдвинутой им доктрины, как полагали некоторые». Победа «пришла к Западу, когда новое поколение советских руководителей поняло, насколько плоха их внутренняя система и что их внешняя политика провалилась».

Советский Союз, по сути дела, совершил самоубийство, вызванное внутренней несостоятельностью империи. По удачному выражению одного корреспондента газеты «Монд», падение берлинской стены - это «заочная победа капитализма над коммунизмом». Именно заочная, так как неизвестно, сколько еще потребовалось бы сил и ресурсов, если бы руководители самого Советского Союза, встав на путь реформирования, не подписали ей смертный приговор. Все великие империи и державы распадались не только и не столько в силу давления извне, сколько в силу нарастания их внутренней несостоятельности.

Очевидно, что «заслуга» в развязывании холодной войны после второй мировой войны принадлежит как США, так и СССР. Очевидно и то, что обе стороны внесли свой вклад и в завершение холодной войны. С этой точки зрения немаловажное значение имели осознание и учет обеими противоборствующими сторонами реальностей ядерно-космического века. Стало очевидно, что в этих реальностях сосуществование государств, прежде всего сверхдержав, означает не некую «передышку» в их борьбе за гегемонию, а состояние их совместного сосуществования, при котором параллели во всевозрастающей степени пересекаются, создавая между ними все большую взаимозависимость. Более того, эта взаимозависимость приобрела глобальный характер. Скажем, такие «традиционные» болезни, как холера, тиф и даже чума при принятии соответствующих мер можно было локализовать национально-государственными границами, а «чуму ХХ века» СПИД - нет. Радиация, убивающая безмолвно, также не знает национально-государственных границ или иных преград. Эти и другие феномены настоятельно требуют осознания сущностного единства человечества. Окончание холодной войны стало в некотором роде кульминационным пунктом того комплекса сдвигов, которые в мировом сообществе наметились уже с начала 60-х годов.

Важнейшим фактором, обусловившим такое развитие событий, явилось то, что ядерно-космический век, как и всякая другая историческая эпоха, также имеет специфические для него закономерности и тенденции. Их суть состоит в том, что соревнование и противоборство стран и народов сочетаются с нарастающей тенденцией к их взаимозависимости. Экономические, национальные или иные интересы всех без исключения народов оказались сплетенными в единый узел с общечеловеческими интересами.

Как выше указывалось, научно-технический прогресс послевоенных десятилетий имел своим результатом качественное изменение географических факторов бытования большинства стран и народов планеты. Он внес существенные поправки в традиционное понимание национально-государственной безопасности. Немаловажное значение имело осознание реальностей «закрытого» мира, к тому же нашпигованного ядерным оружием. По-видимому, ракетный кризис, разразившийся осенью 1962 г. между СССР и США после размещения на Кубе нашей страной своих ракет, можно считать поворотным пунктом в истории современного мира. Он способствовал осознанию обеими противоборствующими сторонами возможных катастрофических последствий применения ядерного оружия и необходимости предотвращения всемирной катастрофы. Поэтому с значительной долей уверенности можно сказать, что именно этот кризис положил начало тем процессам, которые стали известны под названием разрядки международной напряженности и в конечном счете привели к окончанию холодной войны.

megalektsii.ru

причины и последствия. Становление новой российской государственности.

Категория: Билеты с ответами по истории.

Распад СССР, оформленный Беловежским соглашением руководителей России, Украины и Белоруссии Б. Н. Ельциным, Л. М. Кравчуком и С. С. Шушкеви-чем 8 декабря 1991 г., является одним из самых значительных событий мировой истории XX в. Это, пожалуй, единственная оценка, которая принимается большинством историков и политиков. Все остальные вопросы, связанные с анализом причин и значения распада СССР, остаются предметом острых дискуссий.

Причины распада СССР. В марте 1990 г. на всесоюзном референдуме большинство граждан высказались за сохранение Союза ССР и необходимость его реформирования. К лету 1991 г. был подготовлен новый Союзный договор, дававший шанс на обновление федеративного государства. Но сохранить единство не удалось. СССР распался. Почему? Приведем наиболее распространенные объяснения, которые предлагают исследователи:

— СССР создавался в 1922г. как федеративное государство. Однако с течением времени он все более превращался в государство, по существу, унитарное, управляемое из центра и нивелирующее различия между республиками, субъектами федеративных отношений. Проблемы межреспубликанских и межнациональных отношений игнорировались на протяжении многих лет, трудности загонялись вглубь, не решались. В годы перестройки, когда межнациональные конфликты приобрели взрывной, крайне опасный характер, принятие решений откладывалось вплоть до 1990—1991 гг. Накопление противоречий сделало распад неизбежным;

— СССР создавался на основе признания права наций на самоопределение, федерация строилась не по территориальному, а национально-территориальному принципу. В Конституциях 1924, 1936 и 1977 гг. содержались нормы о суверенитете республик, входивших в состав СССР. В условиях нараставшего кризиса эти нормы стали катализатором центробежных процессов;

— сложившийся в СССР единый народнохозяйственный комплекс обеспечивал экономическую интеграцию республик. Однако по мере нарастания экономических трудностей хозяйственные связи начали разрываться, республики проявляли тенденции к самоизоляции, а центр оказался не готов к подобному развитию событий;

 — советская политическая система базировалась на жесткой централизации власти, реальным носителем которой было не столько государство, сколько Коммунистическая партия. Кризис КПСС, утрата ею руководящей роли, ее распад с неизбежностью вели к распаду страны;

— единство и целостность Союза в значительной степени обеспечивалась его идеологическим единством. Кризис коммунистической системы ценностей создал духовный вакуум, который был заполнен националистическими идеями;

— политический, экономический, идеологический кризис, который переживал СССР в последние годы своего существования, привел к ослаблению центра и усилению республик, их политических элит. Национальные элиты были по экономическим, политическим, личным мотивам заинтересованы не столько в сохранении СССР, сколько в его распаде. «Парад суверенитетов» 1990 г. ясно показал настроения и намерения национальных партийно-государственных элит.

Значение распада СССР. Значение столь масштабных событий определяется временем. С момента распада СССР прошло всего 10 лет, историки и политики, граждане государств, возникших на месте СССР, находятся во власти эмоций и еще не готовы к взвешенным, обоснованным выводам. Отметим поэтому очевидное: распад СССР привел к возникновению независимых суверенных государств; коренным образом изменилась геополитическая ситуация в Европе и во всем мире; разрыв хозяйственных связей стал одной из главных причин глубокого экономического кризиса в России и других странах — наследниках СССР; возникли серьезные проблемы, связанные с судьбой русских, оставшихся за пределам^ России, национальных меньшинств в целом.

Становление новой российской государственности. Процесс становления новой российской государственности начался принятием Верховным Советом РСФСР Декларации о суверенитете России (1990) и выборами первого российского президента (12 июня 1991). С распадом СССР (декабрь 1991) статус Российской Федерации как независимого суверенного государства стал юридической и фактической реальностью. Период становления российской государственности завершился 12 декабря 1993 г., когда на всенародном референдуме была принята Конституция Российской Федерации и окончательно демонтирована советская политическая система. Рождение современного Российского государства было драматическим, крайне болезненным и сложным процессом.

historyrusedu.ru

Основные причины распада СССР

Факторы  распада  СССР

Причины распада СССР и крах советской Империи нуждаются в объективном анализе, который ни в коем случае не может быть сведен к выявлению внешнего (враждебного) и внутреннего (подрывного) влияния, т.е. к "теории заговора". Внешнее давление либерально -демократического Запада на СССР было действительно огромно, а деятельность "подрывных элементов" внутри страны крайне эффективна и слажена. Но оба эти фактора стали решающими только в такой ситуации, когда существование советской Империи вошло в стадию внутреннего кризиса, имеющего глубокие и естественные причины, коренящиеся в самой специфике советского строя и советской системы. Без понимания этих внутренних причин распада и их анализа любые попытки реставрации СССР (и тем более создания Новой Империи) окажутся тщетными и бесперспективными. Более того, любая чисто инерциальная консервативность в этом вопросе может лишь еще ухудшить положение дел.

Выявим несколько факторов, приведших Советский Союз к геополитическому и социально-экономическому краху.

Во-первых, на идеологическом уровне за все время существования социалистического режима сугубо национальные, традиционные, духовные элементы так и не были введены в общий комплекс коммунистической идеологии. Будучи во многом национал-коммунистической де факто, она никогда не трансформировалась в таковую де юре, что препятствовало органичному развитию русско-советского общества, порождало двойной стандарт и идеологические противоречия, подтачивало ясность и осознанность в осуществлении геополитических и социально-политических проектов. Атеизм, материализм, прогрессизм, "просвещенческая этика" и т.д. были глубоко чужды русскому большевизму и русскому народу в целом. На практике эти заимствованные из марксизма положения (кстати, и в самом марксизме являющиеся довольно произвольными элементами некоей данью старомодному позитивистскому гуманизму в стиле Фейербаха) были осознаны русскими коммунистами в ключе народно-мистических, подчас неортодоксальных эсхатологических чаяний, а не как рационалистические плоды западно-европейской культуры. Однако идеология национал-большевизма, которая могла бы найти более адекватные, более русские термины для нового социально -политического строя, так и не была сформулирована.

Следовательно, рано или поздно ограниченность и неадекватность такой идеологически противоречивой конструкции должна была сказаться негативным образом. Особенно это дало о себе знать в позднесоветский период, когда бессмысленный догматизм и коммунистическая демагогия окончательно задавили всякую идеологическую жизнь в обществе. Такое "застывание" правящей идеологии и упорный отказ от введения в нее органичных, национальных и естественных для русского народа компонентов, вылились в крах всей советской системы. Ответственность за это лежит не только на "агентах влияния" и "антисоветчиках", но, в первую очередь, на центральных советских идеологах как "прогрессивного", так и "консервативного" крыла. Советскую Империю и идеологически и фактически разрушили коммунисты. Воссоздавать ее в той же форме и с той же идеологией сейчас не только невозможно, но и бессмысленно, так как даже гипотетически при этом будут воспроизведены те же предпосылки, которые уже один раз привели к разрушению государства.

Во-вторых, на геополитическом и стратегическом уровне СССР был неконкурентоспособен в долгой перспективе для сопротивления атлантистскому западному блоку. С точки зрения стратегии, сухопутные границы являются намного более уязвимыми, чем морские, причем на всех уровнях (количество пограничных войск, стоимость военной техники, использование и размещение стратегических вооружений и т.д.) После Второй мировой войны СССР оказался в неравном положении по сравнению с капиталистическим блоком Запада, сгруппировавшимся вокруг США. У США была гигантская островная база (американский континент), полностью подконтрольная и окруженная со всех сторон океанами и морями, защищать которые не составляло большого труда. Плюс к этому США контролировали почти все береговые зоны на Юге и Западе Евразии, создавая гигантскую угрозу для СССР и оставаясь при этом практически вне досягаемости для потенциальных дестабилизационных акций Советского Союза. Разделение Европы на Восточную (советскую) и Западную (американскую) только осложнило геополитическое положение СССР на Западе, увеличив объем сухопутных границ и поставив вплотную к стратегическому потенциальному противнику, причем в ситуации пассивной враждебности самих европейских народов, оказавшихся в положении заложников в геополитической дуэли, смысл которой им был неочевиден. То же самое имело место и на южном направлении в Азии и на Дальнем Востоке, где СССР имел непосредственных соседей или контролиуемых Западом (Пакистан, Афганистан, дохомейнистский Иран) или довольно враждебные державы несоветско-социалистической ориентации (Китай).

В этой ситуации СССР мог приобрести относительную устойчивость только в двух случаях: либо стремительно продвинувшись к океанам на Западе (к Атлантике) и на Юге (к Индийскому океану), либо создав в Европе и Азии нейтральные политические блоки, не находящиеся под контролем ни у одной из сверхдержав. Эту концепцию (нейтральной Германии) пытался предложить еще Сталин, а после его смерти Берия. СССР (вместе с Варшавским договором), с геополитической точки зрения, был слишком большим и слишком маленьким одновременно. Сохранение статус кво было на руку только США и атлантизму, так как при этом военные, индустриальные и стратегические потенции СССР все больше изматывались, а мощь США, защищенного острова, все возрастала. Рано или поздно Восточный блок неизбежно должен был рухнуть. Следовательно, воссоздание СССР и Варшавского блока не только почти невозможно, но и не нужно, потому что это даже в случае (практически невероятного) успеха приведет лишь к возрождению заведомо обреченной геополитической модели.

В-третьих, административное устройство СССР основывалось на светском, чисто функциональном и количественном понимании внутригосударственного деления. Хозяйственный и бюрократический централизм не принимал в расчет ни региональных, ни тем более этнических и религиозных особенностей внутренних территорий. Принцип нивелирования и сугубо экономической структурализации общества привел к созданию таких жестких систем, которые подавляли, а в лучшем случае "консервировали" формы естественной национальной жизни различных народов, в том числе (и в большей степени) самого русского народа. Территориальный принцип действовал даже тогда, когда номинально речь шла о национальных республиках, автономиях или округах. При этом процесс регионально-этнической нивелировки становился все более отчетливым по мере "старения" всей советской политической системы, которая к своему последнему этапу все больше склонялась к типу советского "государства-нации", а не Империи. Национализм, который во многом способствовал созданию СССР на первых этапах, в конце стал чисто отрицательным фактором, так как чрезмерная централизация и унификация стали порождать естественные протест и недовольство. Атрофия имперского начала, окостенение бюрократического централизма, стремление к максимальной рационализации и чисто экономической продуктивности постепенно создали из СССР политического монстра, потерявшего жизнь и воспринимающегося как навязанный насильно тоталитаризм центра. Некоторые коммунистические тезисы буквально понятого "интернационализма" во многом ответственны за это. Следовательно, и этот аспект советской модели, оперирующий не с конкретны ми этносом, культурой, религией, а с абстрактными "населением" и "территорией" возрождать не следует ни в коем случае. Напротив, следует как можно скорее избавиться от последствий такого количественного подхода, чьи отголоски так трагично сказываются сегодня в вопросе Чечни, Крыма, Казахстана, Карабахского конфликта, Абхазии, Приднестровья и т.д.

В-четвертых, экономическая система в СССР основывалась на таком "длинном" социалистическом цикле, что постепенно отдача общества конкретному человеку перестала ощущаться вовсе. Предельная социализация и детальный контроль государства надо всеми экономическими процессами, вплоть до самых мельчайших, а также делегирование функций перераспределения лишь централизованной, чисто верхушечной, инстанции порождали в обществе климат социального отчуждения, апатии, незаинтересованности. Социализм и все его преимущества становились неочевидными, незаметными, отходили на задний план перед гигантской конструкцией бюрократически-государственной машины. Человек и конкретный коллектив терялись перед абстракцией "общества", и цикл социалистического распределения утрачивал связь с реальностью, превращался в необъяснимую, отчужденную и внешне произвольную логику бездушной машины. Не сам социализм ответственен за такое положение дел, но та его версия, которая исторически сложилась в СССР, особенно на поздних его этапах, хотя истоки такого вырождения следует искать уже в самой доктрине, в самой теории. Тоталитарный госсоциализм лишил экономику гибкости, людей энтузиазма и ощущения соучастия в созидательном процессе, способствовал привитию паразитического отношения к обществу, которое абсолютизировалось сегодня в мафиозно-либералистском настрое. За этот постсоветский эксцесс также ответственны коммунисты, которые оказались неспособны реформировать социализм применительно к национальной стихии и поддерживать в нем достойную жизнь.

Эти четыре основных аспекта бывшей советской модели являются главными факторами краха советской государственности, и именно они ответственны за распад советской Империи. Совершенно естественно, что при гипотетическом воссоздании СССР в этом отношении следует сделать радикальные выводы и в корне уничтожить те причины, которые уже один раз исторически обрекли великий народ на государственную катастрофу. Неизбежность  распада.

Принято считать, что распад СССР был неизбежен, и такой точки зрения придерживаются не только те, кто считали его "тюрьмой народов", или "последним из вымирающих видов - реликтом" - "многонациональной империей", как выразился эксперт по проблемам межнациональных отношений в СССР М. Мандельбаум в предисловии к альманаху статей, выпущенного американским Советом по внешним сношениям в преддверии распада СССР. Однако к происшедшему более корректно применять термин "расчленение", хотя он несет в себе некий заряд эмоциональной оценки. Распадом, то есть естественным отделением от не ставшего единым сросшимся организмом тела можно было бы назвать процесс, когда государство теряло бы именно те этно-территориальные единицы, те существовавшие до вхождения в Россию государственности, которые и собирались в течение российской истории. Однако разделение произошло в подавляющем большинстве случаев совсем не по тем историческим швам, которые почти везде почти рассосались, а по совсем другим линиям. Вряд ли можно отрицать, что при всем обилии проблем был нанесен определенный удар по тем линиям, что были уже надрезаны произвольным решением на теле государства и многих его народов в сооответствии с исторической идеологией и политическими задачами создателей социалистической федерации. Уместно привести суждение А. Мотыля, что "вопреки широко распространенному убеждению, народы Советского Союза вовсе не столько сами пробуждаются, как их пробуждают. Они самоутверждаются вплоть до требования независимости потому, что к этому их принудила перестройка. По иронии, ни кто иной, как Михаил Сергеевич Горбачев, доморощенный пролетарский интернационалист par exellence, должен считаться отцом национализма в СССР".

В 1991 году главным аргументом признания существовавших внутренних границ между союзными республиками в качестве международных и неприкосновенных стал тезис о необходимости мирного и бесконфликтного демонтажа, а также доктрина о праве самоопределяющихся наций на отделение. Однако в реальных условиях многовекового единого государства и политических амбиций элит эти инструменты оказались негодными для последовательного легитимного и бесконфликтного решения.

Так, война в Нагорном Карабахе, кровь в Бендерах и категорическое нежелание Приднестровья подчиниться диктату Кишинева, война между абхазами и грузинами, стойкое нежелание русского населения Крыма превратиться в украинцев показали, что именно принятый подход имманентно содержал потенциал конфликтности и столкновения интересов, который продолжает характеризовать геополитическую ситуацию на территории исторического государства Российского. Каждая из союзных республик, по сути, представляла редуцированную копию Союза - тоже многонациональное образование. Причем в отличие от страны в целом, складывавшейся веками, некоторые республики были скроены зачастую отнюдь не по границам этнического или исторического единства населения. Титульные нации этих республик, провозгласив свое право на самоопределение, проявили полную неготовность предоставить такое же право, какого они добились для себя, нациям, попадающим в положение национальных меньшинств в составе ранее не существовавших государств.

Объяснение этому, как правило, сводились к невозможности идти по пути бесконечного дробления страны, хотя в реальности такая перспектива не коснулась бы всех республик. Но было очевидным, что демонтаж СССР путем выхода из него через конституционную процедуру объективно в большей степени способствовала бы интересам России, русских и тяготеющих к ним народов. При этом сама РФ даже не была бы затронута. Вопреки распространенной иллюзии РФ не заявляла о выходе из СССР, и, даже, если бы все остальные заявили о выходе, она оставалась бы его юридическим продолжателем, и ее автономии не имели по конституции права выхода, а проблема выбора юридически встала бы лишь перед народами отделявшихся республик.

СНГ с самого начала не внушало надежд на то, что его институты будут реализовывать механизм с признаками субъекта мировой политики, в новой форме сохраняющий геостратегический облик исторического государства Российского или СССР. Причины и в неслучайной аморфности первоначальных юридических инструментов, и в ставших очевидным глубинным центробежным тенденциям. Тем не менее потенциал центростремительных побуждений входящих в него народов, вопреки тиражируемому мнению, также очевиден. Однако специфика оформления новых субъектов международных отношений в 1991 году была такова, что именно интеграционный потенциал оказался скован, если не парализован юридически, так как народы, тяготеющие к России (кроме Белоруссии) оказались лишены правосубъектности. Эта отнюдь не случайная реальность не только затруднила сохранение Россией своего геополитического ареала, который немедленно стал объектом внешней политики окружающих интересов, но также сделала новые государства внутренне нестабильными, породило вооруженные конфликты, противоречивость правительств.

Сейчас достаточно очевидно, что одной из глубоких и уже вряд ли устранимых причин, как трагических столкновений, так и противоречивых интеграционных и дезинтеграционных тенденций в СНГ, является двойная (в 1917 и 1991 гг.) перекройка исторической российской государственности, осуществленная по доктрине права наций на самоопределение, взятой на вооружение как большевизмом, так и воинствующим либерализмом, двумя учениями, которые стремятся в историческом итоге к уничтожению наций и границ. "Со времен Вудро Вильсона и Владимира Ленина в течение всего столетия идея, что этничность дает право претендовать на культурные и политические права и территорию, возымела широкий резонанс" - признает американский автор Р. Г. Сьюни.

Национальный принцип организации советского государства путем выделения на произвольно определенной территории титульной нации и наделения ее особыми правами (государственный язык, приоритет в развитии культуры, формирования органов управления, распоряжения ресурсами и капиталами, налоговыми поступлениями) есть закономерный плод как учения Локка и исторического материализма как философии, а также конкретной политической доктрины строительства "первого в мире государства рабочих и крестьян", осуществляемой российскими большевиками и либералами на обломках исторической России, объявленной для успеха революции "тюрьмой народов".

В теории и практическом плане содержались антиномии и взаимоисключающие задачи. С одной стороны политическим лозунгом было обеспечение самобытности, сохранения и "равных условий" для государственного развития всех больших и малых народов, хотя равное представительство малого и большого народа означало возможность крошечным народам диктовать свою волю многомиллионным народам. Однако, как с точки зрения малых, так и с позиций интересов крупных народов выделение титульных наций не снимало, а лишь обостряло проблему, так как ни один этнос не локализован внутри одного автономного образования, а иногда специально разделен по политическим соображениям.

"Социалистические нации" и "социалистические народы" конструировались на основе реальных или воображаемых этнокультурных различий и "прикреплялись к определенной территории" - пишет М. Стрежнева, а "члены этнической нации, которая давала название соответствующей республике…, принадлежали к титульному населению если они жили в "своей" республике, и к национальным меньшинствам, если они постоянно жили где-либо еще в пределах Союза. При этом этнические русские по существу были транснациональным советским этносом и категория нетитульного населения в  Советском Союзе состояла прежде всего из русских". На территориях этих образований во второй сорт попадали не только русские, но и многие другие народы, Во многих образованиях русские составляли большинство, а в некоторых титульная нация находилась даже на третьем месте (в Башкирии, например, башкиров меньше, чем русских и татар).

Однако эта проблема мало занимала архитекторов, ибо исторический материализм не считает нацию субъектом истории и отводит ей лишь временное значение, исходя из движения к единому коммунистическому образцу вплоть до слияния и исчезновения всех наций. Поэтому создание квазигосударственных автономных и республиканских образований по произвольным границам с марксистской целью всеобщей нивелировки духа с сохранением лишь национальной формы (лозунг культуры - социалистическое содержание - национальная форма), в сочетании с никогда не отменявшимся лозунгом "о праве наций на самоопределение вплоть до отделения", в начале ХХ века заложило заряд огромной разрушительной силы в самый фундамент российской государственности.

Нужно иметь в виду, что количество народов и народностей, некогда объединенных в Российскую империю, было гораздо больше, чем число произвольно начертанных "социалистических" автономий и квазигосударственных образований. При многократных переделах республиканских границ и русский народ, и некоторые другие наpоды либо полностью, либо частями оказались произвольно включенными в состав создаваемых субъектов федерации в нарушение некогда самостоятельно заключенных ими договоров с Россией. Таковы случаи Абхазии и Осетии, которые самостоятельно вошли в Россию, а затем были сделаны частью социалистической Грузии, pасчленение лезгинского наpода, положение Нагорного Карабаха, а также очевидная ситуация Крыма и Приднестровья. Такое произвольное деление не имело определяющего значения для жизни в СССР, но обернулось драмой отрыва от России или расчленения нации надвое при его крушении. Это необходимо учитывать при суждении о причинах конфликтов, о перспективах всего геополитического пространства СНГ, взаимоотношений между его участниками, так и о роли внешних сил, весьма заинтересованных во втягивании в свою орбиту новых субъектов и использующих конфликты между ними для своих целей.

Относясь к расчленению СССР как к свершившемуся факту истории, нельзя не осознавать при рассмотрении процессов на его пространстве, что обстоятельства его ликвидации во многом заложили многие из сегодняшних конфликтов и тенденций, а также запрограммировали самое заинтересованное участие внешнего мира в процессах. Строго по юридическим нормам, отделяющиеся союзные республики можно было считать конституированными в качестве государств только при консенсусе всех входящих в них народов и после процедур, обеспечивавших на территории союзной республики, заявившей о желании независимости, каждому народу и территории возможность свободного выбора своей государственной принадлежности.

В некоторых республиках положение в целом удовлетворяло этим критериям, но в ряде из них с самого начала ситуация была далека от таковой. Тем не менее эти новообразования были немедленно признаны международным сообществом, а конфликты, возникшие именно по вопросу выхода из СССР и конституирования в независимое государства, возникшие до факта признания и оформления независимости были объявлены "сепаратистскими", как если бы возникли на территории давно сформировавшихся и легитимно признанных государств.

Непредоставление конституционной процедуры выхода из Союза позволяет и сегодня сторонам в конфликтах оспаривать навязанную им историческую судьбу. Именно по этим причинам процесс национально-государственного переустройства постсоветского пространства в самих этих государствах не всеми считается законченным, а территориальный и правовой статус его бывших республик - окончательным. Но так или иначе, и это также данность, Москва в соответствии с внутриполитическими обстоятельствами избранного ею самой способа ликвидации СССР, а также в связи с внешним давлением признала существовавшие административные границы в качестве международных.

Таким образом потенциал конфликтности был имманентно присущ начатому процессу дезинтеграции единого государства по неисторическим границам. Он не преодолен, лишь меняя свои формы и динамику в зависимости от ориентации новых государств на мировой арене. Здесь мы подходим к весьма важному и определяющему аспекту проблем СНГ и всего геополитического ареала исторического государства Российского.

Бессмысленно отрицать, что революция 1917 г. и крушение СССР 1991 г. имели внутренние предпосылки. Однако, также бесспорно, что внешний контекст в 1991 г. играл во внутриполитической жизни России бoльшую роль, чем когда-либо в истории. К тому же, в ХХ в. "Realpolitik" в отличие от времен "тиранов" прячется под идеологические клише, что демонстрировал коммунистический универсализм, а теперь повторяет философия "единого мира".

Параллели с революцией очевидны в политике Запада, прежде всего англосаксонских интересов. Любопытно, что США откликнулись на драматические события 1991 года в духе своей стратегии 1917-го и приветствовали разрушение державы коммунистической теми же словами, что в начале века крах державы Российской. Политика вездесущих американских интересов в середине 90-х проявила отчетливо черты "неовильсонианства". Когда протагонист "свободы и демократии" в Москве, Киеве и Тбилиси президент Буш, пообещав признание Украине, благословил Беловежские соглашения, когда США признали Грузию, не дожидаясь легитимизации тбилисского режима, невольно вспомнились времена Брестского мира, Хауз и В. Вильсон с их Программой из XIV пунктов, план Ллойд-Джорджа по расчленению России, попытка признать сразу все "де-факто" существующие правительства на территории "бывшей" Российской империи и т.д. Но за всем этим схема Х. Маккиндера - пояс мелких и слабых государств от Балтики до Черного моря, подтвержденная заключением американского Совета по внешним сношениям от августа 1941 года о необходимости "буферной зоны между славянами и тевтонами", подконтрольной англосаксам через многосторонние структуры и наднациональные механизмы.



biofile.ru

Распад СССР

На данный момент единого мнения о том, каковы предпосылки распада СССР не существует. Однако, большинство ученых едины в том, что зачатки их были заложены в самой идеологии большевиков, которые, пусть и во многом формально, признавали право наций на самоопределение. Ослабление центральной власти спровоцировало формирование новых властных центрах на окраинах государства. Стоит отметить, что похожие процессы происходили и в самом начале 20 века, в период, революций и краха Российской империи.

Если говорить кратко причины распада СССР следующие:

  • кризис, спровоцированный плановым характером экономики и приведший к дефициту многих товаров народного потребления;
  • неудачные, во многом непродуманные, реформы, приведшие к резкому ухудшению уровня жизни;
  • массовое недовольство населения перебоям поставок продуктов питания;
  • все усиливающийся разрыв уровня жизни между гражданами СССР и гражданами стран капиталистического лагеря;
  • обострение национальных противоречий;
  • ослабление центральной власти;
  • авторитарный характер советского общества, в том числе жесткая цензура, запрет церкви и так далее.

Процессы, приведшие в результате к распаду СССР, обозначились уже в 80-е годы. На фоне общего кризиса, который к началу 90-х только углубился, отмечается рост националистических тенденций практически во всех союзных республиках. Первыми из состава СССР выходят: Литва, Эстония и Латвия. За ними следуют Грузия, Азербайджан, Молдавия и Украина.

Распад СССР стал результатом событий августа – декабря 1991 г. После августовского путча деятельность в стране партии КПСС была приостановлена. Утратил власть Верховный Совет СССР и Съезд народных депутатов. Последний в истории Съезд состоялся в сентябре 1991 г. и заявил о самороспуске. В этот период высшим властным органом стал Государственный Совет СССР который возглавил Горбачев, первый и единственный президент СССР. Предпринятые им осенью – замой попытки предотвращения как экономического, так и политического развала СССР успеха не принесли. В итоге 8 декабря 1991 года, после подписания Беловежского соглашения главами Украины, Беларуси и России, Советский Союз прекратил свое существование. В тоже время, произошло образование СНГ – Содружества Независимых Государств. Распад Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой 20 века, повлекшей глобальные последствия.

Вот только основные последствия распада СССР:

• резкое сокращение производства во всех странах бывшего СССР и падение уровня жизни населения;

• территория России сократилась на четверть;

• доступ к морским портам вновь осложнился;

• уменьшилось население России – фактически на половину;

• возникновение многочисленных национальных конфликтов и появление территориальных претензий между бывшими республиками СССР;

• началась глобализация – постепенно набирали ход процессы, превратившие мир в единую политическую, информационную, экономическую систему;

• мир стал однополярным, а единственной сверхдержавой остались Соединенные Штаты.

ПОМОГЛО? ЛАЙКНИ!

 

historykratko.com

Основные причины и последствия распада СССР — журнал "Рутвет"

Оглавление:

  1. Как все начиналось?
  2. Экономические причины распада СССР
  3. Комплекс других причин распада СССР
  4. Последствия распада СССР

Советский Союз – государство, юридически оформившееся в 1922 году и просуществовавшее чуть менее 70 лет. В декабре 1991 года оно было официально ликвидировано денонсацией союзного договора. То, как происходил распад СССР, причины и последствия этого процесса актуальны и для нашего времени.

Как все начиналось?

Чтобы понять, почему распался СССР, нужно обратиться к истории его возникновения. Он появился в результате победы красных коммунистических сил в гражданской войне, которая, в свою очередь, потребовала возрождения полноценного государственного образования, построенного не на большевистском лозунге мировой революции, а на необходимости сохранения сделанных завоеваний. Нужно было возрождать и развивать промышленность, сельское хозяйство, образование, управленческие структуры, налаживать нормальную мирную жизнь для граждан.

Это требовало объединения ресурсов всех тех территорий, которые ранее входили в Российскую империю (за исключением части польских земель и Финляндии) и уже имели опыт совместного сосуществования. Тем самым также обеспечивалось решение сложных внешнеполитических задач для страны «победившего социализма», которая в тот момент находилась в дипломатической изоляции, испытывала военное давление со стороны бывших союзников и для обеспечения своего развития могла рассчитывать только на собственные силы.

Советский Союз юридически был создан как федеративное государственное образование с декларируемым суверенитетом вошедших в него республик, дававшим им право на выход из этого общего государства. Однако фактически он представлял собой унитарную модель с жесткой вертикалью власти, опиравшейся на марксистскую идеологию.

Экономические причины распада СССР

При обсуждении вопроса о том, каковы основные причины распада СССР, чаще всего перечисляют те острые экономические проблемы, которые он испытывал.

  • Главной из них считается так называемая «ресурсная ловушка»: наличие значительных запасов сырья, прежде всего нефти и газа, востребованных на внешнем рынке привели к преобладанию экстенсивного типа экономического развития страны, ее технологическому отставанию и зависимости от цен на энергоресурсы на мировом рынке. Экономический кризис второй половины 1980-х привел к резкому снижению энергопотребления и спровоцировал турбулентность советской социально-экономической системы, более половины доходов которой формировалось за счет экспорта нефти и газа. Тем самым возник дефицит ресурсов и появились сложности с выполнением государством взятых на себя обязательств.

  • Поскольку Советский Союз являлся одной из двух сверхдержав в биполярной системе международных отношений, то он нес очень существенную нагрузку, связанную с поддержанием жизнеспособности так называемой мировой системы социализма и части развивающихся стран третьего мира. Это требовало очень больших ресурсов, которые к концу 1980-х годов оказались исчерпанными.
  • Основной отраслью советской экономики был так называемый ВПК – военно-промышленный комплекс, обеспечивавший обороноспособность не только СССР, но и стран Варшавского договора. В условиях холодной войны и гонки вооружений это привело к диспропорциональности хозяйственной системы, которая была ориентирована на первоочередное развитие военной промышленности в ущерб иным отраслям экономики. К концу своего существования СССР уже фактически не имел ресурсов для того, чтобы обеспечивать паритет с США в военно-технической области, особенно с учетом развертывавшейся в то время программы СОИ.
  • Построенная в СССР плановая экономика не смогла в полной мере решить вопрос со снабжением населения необходимыми в повседневной жизни товарами. Перманентный дефицит того, что требуется человеку каждый день, включая продукты питания, их низкое качество, очереди за самым необходимым порождали, с одной стороны, возникновение теневой экономики и черного рынка, с другой, утрату доверия к власти, неспособной эти проблемы решить. Отставание в уровне и качестве жизни от европейских стран, самоизоляция от внешнего мира вызывали законное недовольство большинства населения.

Вероятно, что все эти проблемы, рассматриваемые сейчас как социально-экономические причины распада СССР, могли быть решены. Однако перестройка, начатая М.С. Горбачевым в 1985 году, не содержала в себе адекватных способов развития национального производства и улучшения жизни населения страны.

Видео о причинах распада СССР

Комплекс других причин распада СССР

К концу своего существования Советский Союз накопил серьезные проблемы, не исчерпывавшиеся только экономическими трудностями, которые и стали движущей силой распада этой государственной модели.

  • Партократическое консервативное управление страной, сложившееся в брежневскую эпоху, обладавшее стереотипным мышлением, неспособное оценить вызовы современности и, как следствие, отвергавшее возможность модернизации советской системы. Перестройка была попыткой преодоления накопленных трудностей, но поскольку она не являлась точно выверенной стратегией национального развития, то в итоге лишь еще более дестабилизировала ситуацию.
  • В качестве причины распада СССР называется резкий рост бюрократической системы, приведший, в конечном итоге, к утрате ее эффективности. В конце брежневской эпохи количество центральных министерств достигло 70. К ним следует прибавить 24 государственных комитета и не менее громоздкий аппарат в каждой из республик. С приходом к власти Горбачева управленческий аппарат был сокращен вдвое. В результате возникла серьезная институциональная проблема: если при Брежневе управление было неповоротливо из-за излишней бюрократизации, то при Горбачеве возник функциональный кризис, когда часть важных направлений фактически осталась без управления.
  • Моноидеология марксизма, возведенного в догму, цензура в СМИ и отказ от восприятия иных мировоззренческих концептов привели в брежневскую эпоху к самоизоляции. «Новое мышление», предложенное Горбачевым, не означало отказа от марксизма как ведущей идеологической системы, но требовало большей открытости по отношению к миру. Фактически оно вылилось в резкую критику прошлого страны, отказ от гордости за ее достижения и некритическое восприятие Запада, который, как тогда казалось, готов к равноправному сотрудничеству с СССР.

  • Накопившиеся национальные проблемы, выразившиеся в центробежных стремлениях союзных республик (парад суверенитетов) и возникновении серии национальных конфликтов (Нагорный Карабах, грузино-абхазский конфликт). Неудача с подписанием нового союзного договора и ГКЧП привели к окончательному распаду Советского Союза.

Последствия распада СССР

Последствия распада СССР носят системный характер и затрагивают как внутренние, так и международные аспекты.

В результате Беловежских соглашений 1991 года на мировой карте появилось 15 новых суверенных государств, но правопреемницей СССР стала только Российская Федерация. Произошел распад единого экономического пространства, рублевой зоны, вооруженных сил, что негативно сказалось на всех новых государственных образованиях. Имела место также гуманитарная катастрофа, связанная с разрывом семейных и родственных связей, потоком беженцев из тех республик, где местные элиты начали войну за власть, перешедшую в гражданское противостояние.

Российская Федерация провозгласила курс на рыночную экономику и демократизацию политической системы. Реформы, запущенные под руководством президента Б. Ельцина, осуществлялись на основе рекомендаций западных партнеров РФ в форме так называемой «шоковой терапии». Они привели к разрушению национального производства, внешней экономической зависимости и фактической утрате экономического суверенитета. Резкое обнищание население породило острое социальное противостояние, которое вылилось в конфликт 1993 года.

Видео о причинах и последствиях распада СССР

Не были решены национальные проблемы, и на повестке дня находился вопрос о возможном распаде РФ. Претензии на предоставление государственного суверенитета заявили Татарстан и Чечня. Это вылилось в долговременный вооруженный конфликт – первую и вторую чеченские войны.

РФ утратила позиции сверхдержавы в международных делах и стала выстраивать свою внешнеполитическую линию в полном согласии с мнением США. Разрушение биполярной системы спровоцировало усиление международной напряженности и активизировало военные конфликты, которые впервые после 1945 года затронули Европу (Югославия).

Распад СССР и образование СНГ фактически подтвердил идею прусского «железного канцлера» Отто фон Бисмарка, который полагал, что Россия не может быть ликвидирована в результате военного захвата, поскольку обладает уникальной способностью к сплачиванию и самовосстановлению. Бисмарк считал, что она может быть только саморазрушена в результате дегенеративных процессов, происходящих внутри страны. Это утверждение в полной мере подтвердил Советский Союз.

А как Вы считаете, почему распался СССР, и каковы последствия этого события? Поделитесь своим мнением в комментариях.

www.rutvet.ru